• Балканы, Афон, Константинополь
  • Таинство Святых Страстей

    Несмотря на то, что главным испытанием Господа является Крест, с помощью которого была побеждена смерть, тление и обреченность на муки в целом, отцы Церкви говорят о смысле и значении и других земных Страстей Христа. Ведь нарушение первыми людьми воли Бога не было простым отрицанием Его и несогласием с Ним. За этим последовало и воплощение непослушания Божественной заповеди в действиях, после чего потребовалось и исцеление последствий этих самых действий. Новый Адам,

    Господь наш Иисус Христос, действует ровно противоположно беззакониям первого Адама, чтобы исцелить болезнь грехопадения. Как Ева протянула руки к запретному плоду, так и Иисус протянул руки свои на Кресте. Адам проявил непослушание и нарушил заповедь? Иисус оставался смиренным до самой своей смерти. На дереве рос запретный плод? На древе был распят наш Спаситель. В райском саду был создан Адам и изгнан оттуда? В Гефсиманском саду Иисус был предан. Богоподобие и славу хотел найти Адам в своем неповиновении? Бесчестия и поругания удостоился наш Господь. Терновники и чертополохи получил Адам после своего изгнания? Терновником увенчан и наш Иисус. Вожделенный вкус почувствовал Адам, вкусив запретный плод? Уксус и желчь отведал Иисус. Ева, сотворенная из ребра Адама, стала причиной грехопадения? В ребро ударили копьем Иисуса, и из этой раны текли «кровь и вода», мистическим образом очищающие человеческую природу. Испорченность и беззаконие первых людей было излечено обратным повторением их поступков в Страстях нашего Спасителя.

        

    Основой и центром всех деяний Богочеловека остается Крест, в котором воплощено великое чудо, самое величайшее из всех когда-либо известных. Крест – центр всех событий этого мира, начало и конец прошедшей, настоящей и будущей истории. Здесь рождается начало жизни, вечности, объединение всего того, что существует и будет существовать. Отсюда берет свое начало упразднение и очищение тленности и смерти во всех ее проявлениях. Отсюда начинается обещание безопасности всем мирам, всем эпохам, открываются врата для всех, чтобы все приняли дары и благодати, которые Бог задумал для своего творения. Преступление и падение Адама помешало расположенности Творца к освящению и совершенствованию всего сущего. Крестная жертва Христа как раз таки и является началом возвращения всего сущего к своему предназначению и славе. «Как в Адаме все умирают, так в Христе оживут» (1-ое Кор. 15:22). «Ибо, если из-за преступления одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих» (Рим. 5:15). Действительно, не подлежит сомнению тот факт, что Воскресение нашего Господа – это некое разделение всех упомянутых нами даров, но корнем, из которого они произросли и принесли плоды, является Крест. Именно Крест стал славой нашего Иисуса. Поэтому евангелист Иоанн пишет, что до своей Крестной жертвы «Иисус еще не был прославлен» (Ин. 7:39). Если Воскресение – это жатва, то Крест и Страсти – это то, что помогло созреть плодам.

    Всемогущий Бог Слово, объединившийся с нашей природой, Своей добродетельной жизнью излечил все наши слабости и страсти, все склонности нашей ложной природы и «прилежащие на злая» помышления. В конце концов, Он поднялся на Крест, считавшийся проклятием, и вместе с проклятием, которое унаследовала наша природа, сокрушил и смерть. Это было вполне естественно для великого Вершителя нашего возрождения – стремиться полностью излечить то, что Он и сам принял – человеческую природу. Он показал нам в словах и в делах пример добродетели, подобающей нашей природе, исцелил раны, нанесенные смертью, означающие в то же время и душевное растление. Он исцелил слепого, немого, прокаженного, сухого, расслабленного, бесноватого – недуги, символизирующие орудия смерти, и после этого Сам отправился на Крестную смерть, чтобы упразднить ее и, как сказал апостол Павел, «избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству». Он превратил орудие бесчестия и страха, знак проклятия и ужаса в символ победы и триумфа, силы и союза для человечества всех поколений и эпох. И сейчас все, призывающие силу и заступничество Креста, попирают могущество дьявола и смерти. С помощью благодати и силы Креста разрушается власть греха, укрощаются страсти и греховные привычки, преображается больной нрав, верующие просвещаются, избирая Божественную волю, украшаются добродетелями, учатся терпению, кротости, справедливости, чистоте и, самое главное, совершенствуются в умении сочувствовать и любить.

    Когда наш Иисус покинул землю, Он возвысил вместе с Собой всех тех, кто верил в Него, освободив их от всяческого напрасного и греховного стремления. Поднявшись на Крест и оказавшись между небом и землей, Он распростер свои объятия для всего творения, проповедуя Евангелие мира всем, далеким и близким. Он явился миром для всего сущего, привел разрозненное к единству, разрушая преграды. Он примирил все творение Своим святым Телом, Своим Крестом остановив вражду и, согласно Павлу, «истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас, и Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту, отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою» (Кол. 2:14-15). Ему остается лишь сойти в ад, чтобы «находящимся в темнице духам, сойдя, проповедовать» (1ое Петр. 3:19), ибо «Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все» (Еф. 4:9-10).

    Однако здесь нам следует остановиться и изложить некоторые факты, которые не должны остаться без внимания. Когда Моисей исполнил свою миссию как вождь и спаситель еврейского народа, он передал власть своему преемнику Иисусу Навину со всеми обещанными Богом заветами и благословениями. С горечью он написал песнь, которая выражает его боль и скорбь, ведь Моисей предвидел, что этот народ не подчинится и не покажет себя достойным тех благословений и заветов, которые оставил ему Господь. Подобным образом и Христос, истинный Спаситель и Избавитель мира, осуществляя своим Божественным уничижением и Крестом всеобщее спасение, предвидел, что спасутся далеко не все люди, ради которых Он приносит себя в жертву. По этой причине в самый важный час своих страданий, Он зашевелил своими иссохшими губами, и сказал: «Жажду». Конечно, Его острая боль от продолжительного мучения создала естественную жажду, но крик Иисуса «жажду» отнюдь не является выражением телесной жажды Того, Кто постился на протяжении сорока дней. Его жажда – это выражение Его горящего любовью добродетельного сердца, которое желало спасения всех людей. Жертва Иисуса была настолько великой, что могла бы спасти народы всех планет Вселенной, если бы на них существовала жизнь. Слово «жажду» – это одновременно острое жало совести для всякой природы, сознания и сердца, удостоившегося Божественного знания, но по своему малодушию предающего Его любовь. Это обличение всяческого равнодушия, отговорки и предательства этой великой жертвы, которая ни раньше, ни сейчас, ни в будущем веке не будет поддаваться описанию. Его горящее сердце выражает жажду продолжить, если б это было возможным, Его Пречистые Страсти, чтобы взволновать и пробудить всех тех бесчувственных и черствых, которые отказываются прийти к Нему.

    Мы видим, как совершается удивительная тайна: Божественная любовь во всем своем величии нисходит на людей и дарует им бессмертие, богоподобие, богообщение. Но человеческая порочность, в свою очередь, отказывается от этого дара. То, на что имеет право каждый человек, даже предатель и злодей, – это стакан холодной воды. Однако самый великий Благодетель человечества не удостоился и этого. Тот, кто потряс иудейскую землю своими сверхъестественными чудесами, кто прошел все земли, благодетельствуя и исцеляя, кто учил и подавал пример мира, милосердия и любви, в момент казни возопил: «Жажду», и вместо воды получил уксус и желчь. Насколько же злость слепа! Это возможность для каждого из нас обратить взгляд на самого себя и сравнить, как бы поступили мы. История повторяется.

    Наконец, когда наш сладчайший Иисус, Агнец Божий, взявший грехи мира, в последний раз вкусил неблагодарность тех, ради кого Он жертвовал собой, когда Он в полной мере исполнил волю Отца, Он сказал свои последние слова. Люди, бывшие рядом с Ним, не приняли дар Его любви, толпа беззаконников «не захотела понять» (Пс. 35:3). И когда не осталось ни малейшей надежды на то, что их сердца смягчатся, Иисус обратился к Небесному Отцу и настойчиво просил Его простить тех, кто Его распинает: «Отче, оставь им, ибо не ведают, что творят». Какие потрясающие, удивительные слова! Кто, как ни Богочеловек мог произнести их? Одного лишь Его голоса, одной лишь этой молитвы достаточно, чтобы убедить всю Вселенную в том, что это и есть Единородный Сын Божий. «И преклонив главу, предал дух» (Ин. 19:30). Тайна тайн. Известно, что человек сначала испускает дух, а затем уже склоняет голову, в то время как Иисус сперва склонил голову, после чего, когда Он того захотел и соблаговолил, предал дух. Это Он имел в виду, когда говорил: «Имею власть отдать жизнь и власть имею опять принять ее» (Ин. 10:18). Святой Иоанн Дамаскин в своем каноне пишет:

    «Страхом к Тебе, яко рабыня, смерть поведена приступи Владыце живота». Сказав Свои последние слова, Христос предал дух и исполнил замысел величайшего таинства превечной Божественной воли.

        

    Тем самым, Он «в немощи», как пишет апостол Павел, осуществил свою миссию, возродив и воссоздав нашу искаженную сущность. Афанасий Великий в своей речи, посвященной Крестным Страстям Господа, говорит нам следующее: «Он спустился, чтобы подготовить наш подъем, познал опыт рождения, чтобы мы смогли познать любовь Нерожденного (Отца). Он стал немощным, чтобы мы обрели силу и сказали, как Павел: “Всего могу достичь посредством Иисуса Христа, укрепляющего меня”. Палачи отнимают у него кожаные хитоны, в которые мы облачились в лице Адама, чтобы вместо них мы облеклись в Христа. Он пострадал за нас, заботясь о том, чтобы мы не познали боли. Спаситель забрал у них “трость”, чтобы не только избавить нас от обмана змия, но умертвить его и показать нам это».

    Обратимся теперь к деяниям «в немощи» нашего Иисуса. Его миссия была исполнена, и Всемогущий Бог Слово, который вчера пострадал как Сын Человеческий, теперь открывается во всем присущем Ему могуществе. Вчера слуги Пилата дали Ему пощечину, а сегодня Он своей святостью попирает смерть и ад. Вчера над ним глумились книжники, фарисеи и достойная сожаления иудейская толпа («разрушающий храм, сойди с креста и уверуем в Тебя»), сегодня Он устрашает властителей тьмы и ада.

    Как только Иисус своей Божественной душой спустился в ад, за ним последовали все небесные силы. Конечно, не для помощи – в какой помощи может нуждаться всемогущий Бог Слово, «держащий все словом силы Своей» (Евр. 1:3) – а в качестве сопровождения, восхищаясь Его великими замыслами и волей, которыми Он вершит свое неизреченное смотрение, «дабы все небесное и земное соединить под главою Христом» (Еф. 1:10) даже под землей. Все небесные силы, как идущие впереди, так и следовавшие позади Него, со страхом воспевая: «Свят, свят, свят, сущий, бывший и грядущий Царь сил», вошли в адские темницы. Властитель тьмы и все его мятежные силы почувствовали, что пришел час их суда и предпринимали последние попытки защититься.

    Приведем здесь некоторые мысли из соответствующего слова великого отца нашего Епифания: «Когда показались силы бесплотных служителей, которые сопровождали нашего Спасителя, они возгласили скрывавшимся внутри темным тиранам: “Поднимите, врата, верхи ваши, и войдет Царь славы”. На что темные жители ада ответили испуганно и встревожено, будто бы не зная: “Кто есть этот Царь славы?”. Ведь никто еще не входил в Царство тьмы с такой властью. Тот ли это, Кто забрал из наших чертогов сына вдовы, дочь Иаира и четверодневного Лазаря? Тот ли это, Кто изгонял наших слуг из людей, исцелял болезни и раны, которые нами были нанесены? Это Тот, Которого исполнители нашей воли распяли, и Он не сопротивлялся, но выказывал бессилие и страх и говорил: “Боже мой, Боже мой, за что Ты оставил меня?”. Он жаждал, а мы дали Ему желчь. Почему же вы теперь называете Его “Царем славы”? Но небесные силы властно повторили: “Поднимите, врата, верхи ваши”, не медлите, не спрашивайте, не смущайтесь, не оправдывайтесь. Но поскольку темные силы медлили и вновь спрашивали: “Кто есть этот Царь Славы?”, небесные силы, не тая, возгласили: “Господь сил, Он есть Царь славы”. И после этих слов разрушились двери и засовы, и вход в темницу адову был сокрушен. Тогда ужас, страх и трепет обуял властителей тьмы, которые в самых глубоких адских чертогах и пещерах скрылись от лица Царя славы. Нерушимыми оковами был связан повелитель тьмы, и был лишен всей власти, которую он имел над человеком. Теперь он не владычествует над теми, кто верует и следует за Господом Иисусом Христом. Это предвидел Давид, говоря: “у врага не осталось оружия совсем”».

    Когда лучами своей святости Господь просветил все пристанища ада, Он направился к первосотворенному и первому из смертных праотцу нашему Адаму, которого смерть хранила глубже других людей. Тогда Адам поднялся и с изумлением закричал находящимся вокруг него от века умершим: «Друзья и дети мои, слышу звук знакомых мне шагов. Этот звук я слышал и тогда, в тот роковой вечер, когда я скрывался в райском саду после моего преступления. Это Он грядет к нам, будьте мужественны, ибо близится наше избавление». И пока Адам говорил это, Господь предстал перед ним в своем богочеловеческом облике. И ударив себя в грудь, старый Адам воскликнул: «Господь мой со всеми нами». И Иисус ответил ему: «И со духом твоим. Восстань мое творение, мой образ, восстань из мертвых, и Бог просветит тебя. Восстань, пробудись, и мы уйдем отсюда. Отныне пристанище твое не ад, а Небеса. Ведь я сотворил тебя не для ада, но для жизни, ради Тебя я принял твою же природу, став твоим потомком и сыном, чтобы сделать тебя сыном Моего Отца. Восстань, пробудись, мы уходим отсюда…».

    Таким образом, всем тем, что до нас донесла Церковь, мы веруем, что нисхождением Бога Слова было осуществлено обновление творения и возрождение человеческой природы. Своим ипостасным объединением со своим творением, человеком, Бог Слово передал и продолжает передавать Свои Божественные дары всему своему созданию и, в особенности, человеку, которого Он, согласно Павлу, сделал сотелесным Себе. Мы более не чужестранцы и переселенцы, но сограждане святых, близкие Богу и сотелесные Ему, ибо Он связал нас со своим собственным Телом – Церковью.

        

    Приведем здесь некоторые слова выдающихся богословов нашей Церкви. Когда Бог Слово принял плоть, в Его Теле воплотился весь замысел по спасению мира. Так Его Тело стало Церковью, в которой непрерывно продолжается дело спасения мира от всех проявлений тления и смерти. Это подчеркивает апостол Павел, когда пишет, что Спаситель действовал «в Теле Своем». Своим вочеловечеванием Господь вводит нас в кровное родство с Богом. Новый Завет и Кровь Богочеловека Христа – это завет не с целью поучения, закона, приказа или договора, но Завет Крови Божественной и человеческой, которая является источником и причиной всех животворящих и чудотворных сил, действующих в богочеловеческом замысле нашего спасения. Все должно объединиться в одном теле – Теле Христа Церкви – и таким образом достигнуть святой и вечной цели: «полнота Наполняющего все во всем» (Эф. 1:23). Вот в чем заключается таинство Божие и Евангелие – благая весть, открывающая всю суть существования неба, земли и всего творения в целом. Евангелие – это Богочеловек Христос внутри нас, во всей полноте Его богочеловеческой сущности, Его образом, который составляет нашу природу. Божественное таинство, Евангелие, заключается в том, чтобы Христос жил в нас, а не мы в себе, чтобы стать Христоподобными во всем своем существе, чтобы Его образ отражался во всех наших проявлениях. Это достигается в Церкви через святые таинства и святые добродетели. Каждое таинство и добродетель созидают в нас этот Божественный образ, который растет до тех пор, пока все добродетели и таинства не превратят его в целостный облик: покаяние, пост, молитва, Причастие, вера, любовь, кротость, которые мы с терпением воплощаем в своей жизни, «доколе не изобразится в вас Христос» (Гал. 4:19). Пусть Христос и ничто, кроме Него, включая нас самих, станет нашим образом. Человек, не имеющий в себе Христа, подобен скоту или демону. Борющиеся в жизни во Христе, мы принимаем все Тело и всю жизнь Христа, становясь, вместе или каждый в отдельности, Христом. Мы принимаем все Божественные дары, которые Он оставил нашей природе с помощью своих Святых Страстей и Воскресения. И даже если мы находимся на земле, «наше жительство на Небесах» (Флп. 3:20). Живя среди людей, «жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге» и необходимо «о горнем помышлять, а не о земном» (Кол. 3:2-3).

    Старец Иосиф Ватопедский, ”Слова утешения”,
    издательство монастыря Ватопед, Святой Афон, 1998 г.

    Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

    Архимандрит Георгий (Капсанис). Пастырское служение по священным канонам

    К священнику, стремящемуся осуществлять пастырское руководство в согласии с волей Божией, выраженной в Священном Писании, Священном Предании и в основанных на нем священных канонах, а не в субъективном мнении каждого отдельного пастыря, обращена эта книга авторитетного греческого богослова и Старца, в прошлом профессора теологического факультета, а ныне игумена общежительного монастыря Преподобного Григория на Святой Афонской Горе, архимандрита Георгия (Капсаниса). Впервые на русском языке представлен основанный на святоотеческом учении богословский труд, в полноте раскрывающий и обосновывающий необходимость осуществлять духовничество, руководствуясь священными канонами, ибо «пастырское руководство в духе Предания – это вопрос спасения как пастыря, так и пасомых».