• Балканы, Афон, Константинополь
  • Старец Гавриил: “Блаженнее давать, нежели принимать!”

    Гимнограф Харалампос Бусьяс, ко дню поминовения старца Гавриила ( 6 месяцев со дня кончины).

    Правильная постановка проблем является основой научного прогресса и разрешения трудностей нашей жизни. Бесчисленные песчинки на морском берегу находятся в непрерывном движении от бьющих по ним волн. Если бы мы могли покрасить часть песчинок, лежащих на поверхности, мы бы заметили, что после набежавшей волны они исчезают, погружаясь все глубже в песок, а после нескольких волн вновь оказываются на поверхности. Нас с вами, братья мои, подобно песчинкам, топят яростные волны житейского моря, а затем (к сожалению, не всегда), после многочисленных ударов, вновь возвращают на поверхность.

        

    Не следует думать, что, если мы сейчас находимся на поверхности, мы останемся там навсегда. Мы пребываем здесь не постоянно, а временно. Мы – песчинки в постоянно движимом слое песка, члены общества, в котором, по словам Гераклита, “все течет”, иными словами, все здесь пребывает в движении и непостоянстве. Следовательно, все непрерывно меняется, все тленно и изменчиво. Поэтому всегда осознававшая это Церковь подготавливает нас к личным, семейным, социальным и общественным переменам, говоря словами царя и пророка Давида: “Скимны бедствуют и терпят голод, а ищущие Господа не потерпят нужды ни в каком благе” (Пс. 33:11).

        

    Находясь на поверхности, мы не представляем себе, что одной волны достаточно, чтобы низвергнуть нас во тьму, а другая волна, но лишь под действием Божественной благодати, вновь возвратит нас к свету. Находясь на поверхности, не следует бездумно наслаждаться этим состоянием. Многие желали бы в этот момент оказаться на нашем месте, но не имеют такой возможности. Мы должны помнить, что это Бог удостоил нас этой чести – находиться на поверхности житейского моря – и протягивать руку помощи всем, кто лишен этого счастья. Рука помощи – это выражение любви по отношению к тем, кто обделен радостью. И Бог, видящий нашу любовь, отводит от нас разрушительные волны. Любовь отдаляет от нас карающую волну Бога.

        

    В последние годы мы наблюдали множество таких волн, опрокидывающих наших ближних. Мы видели наших гордых соотечественников, преданных и огорченных всеми теми, кто считали себя способными верно руководить ими и привести к благополучию. Сейчас все они склонили головы под тяжестью многочисленных житейских проблем. Мы видели, как они бедствуют, но при этом не забывают благодарить Бога за Его ежедневные дары, наблюдая, как люди вокруг них лишаются и этих немногочисленных благ. Они живут, как будто не чувствуя своей обделенности.

        

    Движимые любовью к ближнему, они дарят ему свое тепло и поддержку. Мы наблюдали и уязвленную гордость адресатов этой любви, которые с сомнениями принимали помощь и добрые слова. Те, кто еще недавно отдавали свою любовь окружающим, сейчас сами принимают эту любовь.

    Мы не должны забывать, что любовь и злость являются сестрами, рожденными одной матерью. Но они противоречат друг другу, следуя каждая своей дорогой. И лишь в одном они совпадают – в понимании того, что каждая из них взята взаймы. Ведь если мы творим добро, Бог явит нам его, когда сами мы уже забудем о содеянном. И даже если благодетели забывают о своих благодеяниях, Бог всегда помнит о них. Будем же без колебаний плавать в прекрасных водах любви, которым не угрожают разрушительные волны.

    Штиль святой любви к Иисусу Христу и бескорыстие, то есть неважность того, что повлечет за собой любовь к Христу: радость или печаль, – приносят в нашу жизнь счастье. Это безмятежность благородная и возвышенная, лишенная скупости, расчета и страха, великодушная и достойная святого величия и абсолютной веры в дружеское расположение Христа, любящего нас.

    Уважение человеческого достоинства, рассудительность и любовь помогают утешить и смягчить боль нашего страждущего ближнего. Святой Иоанн Златоуст призывает нас к этому, говоря: “Давайте, давайте бедным”. И даже если ты не можешь дать им пищи и денег, дай улыбку, доброе слово, подай руку помощи тому, кто протягивает к тебе свою руку. Так поступал Христос. Он распростер Свои руки на кресте и обнял все человечество. Об этом говорит нам тропарь Крестовоздвижения: “Широта Креста и долгота небеси равна есть”. Иными словами горизонтальные и вертикальные линии креста Христова охватывают весь мир, щедро одаривая его Божественной любовью.

        

    Блаженной памяти старец Гавриил, которого мы привыкли называть “старцем любви”, уловил истинную суть христианства: полное предание себя ближнему и безграничная любовь. Он захотел последовать словам Господа нашего: “Продай имение твое и <…> следуй за мной” (Мф. 19:21) и соблюсти благословенное изречение: “Блаженнее давать, нежели принимать” (Деян. 20:35).

        

    Он вел непрестанную борьбу за помощь своим ближним, и сердце его билось в ритме любви и преданности ближнему. Его девиз был таков: “Когда мы берем, мы наполняем свои руки, а когда отдаем – наполняем сердце”. Страждущие и нищие любили его, как отца, а Миссионерская благотворительная ассоциация “Апостол Варнава” явилась истинной отрадой для участливого сердца старца. Эта ассоциация представляла собой большую христианскую семью, в которой, если страдает один член, страдают и все остальные.

        

    Сегодня, спустя шесть месяцев после твоего переселения на небеса, многоуважаемый старец, мы чувствуем, что ты рядом с нами, ощущаем твое присутствие и слышим твои утешительные слова. Ты не оставил нас сиротами. Запасы любви твоего сердца обогатили и всех нас, и твою благотворительную организацию, которая продолжает облегчать участь каждого из наших страждущих братьев. Твои духовные чада, которых ты обнимал и которыми гордился, говоря: “Вот, я и дети, которых дал мне Бог” (Евр. 2:13), соревнуются друг с другом в делах любви и самопожертвования при твоей небесной поддержке. Они помнят твое благородное соперничество с митрополитом Киккским, господином Никифором, чьей широтой души и самоотдачей ты восхищался, а также твое духовное чадо, митрополита Тамасского, господина Исаию, который занимает должность президента нашей ассоциации.

    Ты писал, старец мой: “Боль окружающих была и моей болью, их печаль становилась моими слезами, их воздыхания – обоюдоострый меч, пронзающий мое тело, а их мрачность – тяжелейший камень, давящий на мою душу. Я видел перед собой нашего Христа, нагого, голодного, жаждущего, в темнице, на больничной кровати, и ужасался его скорбному голосу: “Алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня” (Мф. 25:42-43). И вот, апостол Варнава на закате моей жизни сподобил меня при непосредственном и деятельном участии моих духовных чад организовать Миссионерскую благотворительную ассоциацию “Апостол Варнава”. Просветитель Кипра, отличающийся своей миссионерской деятельностью и благотворительностью, ничего не брал для себя, видя в своих ближних даже не себя самого, но нечто большее – образ Христа и тех, “за которых умер Христос” (1 Кор. 8:11)”.

        

    Для всех нас, старец, ты навсегда останешься путеводной звездой, которая указывает и будет до конца наших дней указывать нам путь долга, путь братолюбия. Ты остаешься высоким оплотом сострадания ко всякому человеку, примером самопожертвования и деятельной любви, как сказано в Писании: “Блаженнее давать, нежели принимать” (Деян. 20:35). И пусть твоя молитва сопровождает нас во все дни нашей жизни.

    Гимнограф Харалампос Бусьяс

    Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

    Архимандрит Епифаний (Феодоропулос). Две крайности:Экуменизм и зилотство

    В этой книге собраны статьи и письма современного авторитетнейшего греческого богослова, бесстрашного защитника церковного Предания и борца за чистоту Православия архимандрита Епифания Феодоропулоса (1930-1989), в которых объясняется опасность и пагубность для церковной жизни как духовного плюрализма, так и ревности не по разуму. В первой части автор разоблачает лукавство сторонников экуменизма, доказывает невозможность объединения православных ни с какими религиозными организациями, до тех пор пока их представители не признают православные догматы во всей их чистоте и полноте; во второй части автор объясняет православным ревнителям, ссылаясь на деяния Вселенских Соборов, что Церковь в своей деятельности руководствуется не только акривией, но и икономией.