• Балканы, Афон, Константинополь
  • Волеизъявление народа в Греции не было принято западной политической элитой

    Современная демократия угрожает свободе самого западного общества, с чем в реальности и столкнулась Греция, считает Павел Родькин.

    Павел Родькин, эксперт в области брендинга и визуальных коммуникаций, кандидат искусствоведения, член Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня"

        

    Народный референдум в Греции о принятии условий европейских и международных кредиторов при всей неоднозначности целей, которые с его помощью пытаются достичь власти страны, является примером реальной демократии в XXI веке. В этот ряд можно поставить и референдум в Крыму 2014 года хотя бы потому, что точно так же, как и греческий демарш, он был категорически отвергнут Западом.

    В Европе и США все отчетливее нарастает глубочайший политический кризис демократии, неизбежно перерастающий в кризис социальный. Могут ли в этих условиях незападные общества и Россия противопоставить свой, отличный от западного тип реальной демократии?

    Является ли западный тип демократии безальтернативным

    Замечательный и незаслуженно забытый плакат 1961 года художника Владимира Каленского "Мир. Демократия. Социализм", сегодня, пожалуй, вызовет удивление и недоумение, настолько сильно в массовом сознании демократия ассоциируется исключительно с западным миром. Связка демократия-социализм была утрачена и в самом советском обществе, что также стало частью смысловой капитуляции перед Западом.

    Демократия является самым значимым символом, в какой-то мере превращенным в светскую религию и идеологические оружие западного общества. В этом качестве "демократический" Запад противопоставляется "авторитарным" и "тоталитарным" режимам и странам.

    Сегодня демократия (особенно в ее экспортном варианте) настолько дискредитирована, что в российском обществе возникает желание от нее отказаться. Но и западное общество столкнулось с угрозой собственной свободе в рамках той системы, которая установилась в глобальном Pax Americana.

    Именно в этих условиях Россия получает возможность стать лидером реальной демократии незападного мира. Но для реализации этой сверхзадачи необходимо ясное понимание сути и структуры западной демократии, очищенной от яркой обертки, которая автоматически делает любой другой тип общественной и государственной демократии неправильным и "недемократичным".

    В противном случае Россия может оказаться в том же системном тупике, что и Греция, когда референдум является инструментом торга, а общество лишено реального выбора.

    Греческий "сбой" в системе современной европейской демократии является продуктом деградации западного общества и будет подавлен, как и любой социальный бунт в неолиберальном обществе.

    Структура современной демократии

    Волеизъявление народа в Греции не было принято западной политической элитой. Неуправляемое и незапланированное политическое действие было воспринято как принципиально нелегитимное и даже нелегальное.

    Непризнание народных референдумов не является следствием "двойных" политических стандартов, как это может показаться на первый взгляд. Сама конструкция принятия политического решения народом и опора на этот выбор со стороны власти строится на исторически сложившемся ограничении рамок социального субъекта власти.

    Исторически эти рамки смещались, но неизменным оставалась структура социального, расового, экономического неравенства и социально-политическая преемственность принципов античной демократии. Даже эпоха всеобщей выборной демократии, как вершина западной демократии, создала всего лишь гигантскую идеологическую драпировку реальной власти, основанной на воле сверхобщества, действующего в собственных интересах.

    Александр Зиновьев, анализируя структуру западного общества, указывает на его значительную системную недемократическую часть в виде, например, бюрократии, полиции и секретных служб, бизнес-корпораций и т.д., обеспечивающих его устойчивость. В этом качестве Зиновьев называет демократию "надстройкой" над недемократической частью общества.

    Недемократической по отношению к обществу следует назвать всю систему надгосударственных и надобщественных институтов, которые надежно скрыты за многочисленными псевдообщественными структурами. Подобное усложнение общественной структуры и создает тот самый привлекательный образ демократии.

    Глобализация многократно усилила антидемократические тенденции в мире, так как изначально и не конструировалась как равноправная и демократическая, а, напротив, является воплощением жесткой иерархии Запада (и внутри самого Запада) над всем остальным миром. Всеобщая управляемая демократия XXI века — инструмент власти, а не общественного согласия или политического договора.

    Референдум в Греции и любые другие демократические прецеденты и процедуры никогда не будут признаны глобальным Западом ни в качестве основания политических решений, ни как инструмент переговоров. Оперировать к ним перед новой сверхвластью — бессмысленно и по сути, и уже и по форме.

    Электронная демократия для "идиотов"

    Одним из выходов из тупика западной демократии, который должен был обновить тускнеющий блеск "бренда" демократии, и о котором следует сказать отдельно, стала цифровая среда и современные информационные и коммуникационные технологии. Технический прогресс в этой области породил большой энтузиазм в сфере обратного контроля власти через информационную открытость, которая должна в представлении многих идеологов новой цифровой эпохи изменить к лучшему политическую и социальную системы.

    В общественное сознание внедряется иллюзия контроля над политическим и экономическим процессом со стороны "гражданского общества" посредством коммуникационных технологий. В этой связи Джон Кин в своем исследовании "Демократия и декаданс медиа" прибегает к термину "мониторная демократия", которая заключается в возможности слежки (мониторинга) за структурами власти со стороны общественных активистов.

    В реальности цифровая демократия и открытость данных фактически усилили не контроль над властью, а над самим обществом. Скандальные разоблачения Эдварда Сноудена в этом отношении не открыли ничего нового. Понятие "мониторной демократии", следует понимать ровно наоборот: субъектом мониторинга и реальной власти является недемократическая часть общества, которая устанавливает рамки и содержание демократического процесса в области правового регулирования и общественной жизни.

    Сегодня таким содержанием, выход за которое политически очерчен для западного общества, становится борьба за или против легализации однополых браков. Общество низводится до состояния граждан, не допущенных к реальному участию в общественной жизни. Вернее, их общественная и политическая жизнь имитируется современными техническими средствами гораздо эффективнее классических политических имитационных процедур.

    Греческое общество попыталось вернуться в реальность. Демократический путь делает эту попытку вдвойне опасной для западного миропорядка, не делающего исключения ни для кого.

    РИА Новости

    Смотри также:

    Митрополит Сисания и Сиатисты Павел: Бесчеловечность – образ жизни современной Европы
    Митрополит Сисания и Сиатисты Павел (Элладская Православная Церковь) прокомментировал высказывания депутата от правящей партии СИРИЗА Никоса Филиса, выступившего с критикой принесения в Грецию мощей великомученицы Варвары и пригрозившего «запустить процесс отделения Церкви от государства».

    Пол Кругман о Греции: никто больше не поверит в благие намерения Германии
    Европейский проект пережил ужасный, возможно, смертельный, удар, и нанесла его отнюдь не Греция, пишет Пол Кругман в The New York Times, комментируя ситуацию вокруг новой программы помощи Греции.

    Греческий кризис – сама экономическая модель дает сбой
    Что происходит в Греции, насколько Европа была готова к случившемуся «празднику непослушания», и можно ли считать сложившуюся в Греции ситуацию специфической для страны с «православным менталитетом», рассказывает доктор экономических наук игумен Филипп (Симонов).

    Старец Паисий Святогорец. Письма

    В книге собраны письма известного во всём православном мире греческого афонского монаха, подлинного святого нашего времени, авторитетнейшего духовного наставника и писателя Старца Паисия Святогорца (1924-1994), направленные сестрам монастыря Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Суроти. Эти мудрые наставления – бесценное сокровище духовного опыта, помогающее в спасении души. Особое внимание в письмах Старец Паисий уделяет монашествующим, однако великую пользу найдут для себя в этой книге и благочестивые миряне, поскольку, по словам Старца, Евангельский идеал и заповеди Христовы едины для всех. Эта книга, написаннаянеобыкновенно ярким и образным языком выдержала десятки переизданий на многих языках и стала настоящим бестселлером современной христианской литературы.