• Балканы, Афон, Константинополь
  • Протоиерей Афанасий Гикас: О Божественной Литургии

    AgionOros.ru публикует доклад профессора кафедры пастырского и социального богословия богословского факультета Университета имени Аристотеля в Салониках о. Афанасия Гикаса на богословской конференции «Любовь выше закона»: различия подготовки к Евхаристии жителей мегаполисов, небольших городов и сельской местности», которая прошла в Екатеринбурге 3 октября.

        

    Литургические труды византийского периода отчетливо описывают богословские основания служения Истинному Богу, базирующиеся на убеждении, что существует неразрывная связь земного славословия, совершаемого перед Престолом в храме, и славословия небесного, во веки веков совершаемого пред Престолом Всецаря Христа святыми и ангельскими чинами. Характерно высказывание византийского императора Льва VI Мудрого: «Храм Божий – земной дворец Господа». Это основополагающее сравнение впервые повяляется в Ареопагитском корпусе, а затем становится неотъемлемой частью трудов почти всех византийских толкователей богослужений.

    Канонисты и составители церковных уставов, своими определениями устанавливая границы церковного порядка, руководствовались вышеуказанным принципом, учитывая тот факт, что и вещи на первый взгляд «малозначительные» в совокупности составляют богодухновенную «мозаику» православного богослужения.

        

    В этом отношении показательно замечание выдающегося литургиста византийского периода святителя Симеона Солунского, призывающего клириков благоговейно относиться и защищать малозначительные на первый взгляд элементы богослужения: «Нет, ничего нет маловажного в Церкви великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и ничего в ней не допускается без значения, ибо она есть Церковь Самого живого Слова. Всё здесь имеет глубокий смысл. Как же дерзать по собственному произволу совершенно презирать уставы и делать самого себя законоположником, уничтожая их? Разве ты не знаешь, что порядок соблюдается во всём по тому, как написано? Ибо Бог, как говорит богоглаголивый Павел, Бог не есть [Бог] неустройства, но мира и порядка. Не знаешь, что в Церкви соблюдается тот порядок, который установлен на Небе?»[1].

    Конечно, внимание к малым элементам богослужения нельзя превращать в зацикливание на бесплодной педантичности, которая, как правило, дезориентирует с подлинного созерцания высоких смыслов Божественной Литургии. Малые элементы богослужения служат путеводителем к познанию великих таинств Божиих. Византийские канонисты, в особенности Иоанн Зонара говорят, что «порядок охватывает все, и земное и небесное». Под этим афористичным выражением конечно подразумевается смысл священнодействия, то есть посвящение в таинство сверхъестественного славословия Бога, через которое достигается знание неизреченных таинств. Так как «Бог не Бог беспорядка но порядка» и через причастность к Его нетварной Благодати душа освобождается от условностей тварности, молитва к Нему должна зиждиться на двух основных столпах: порядке и свободе.

    Порядок и свобода сосуществуют как основополагающие предпосылки в богословской мысли Византии. Поэтому и отцы Церкви, обращаясь к полноте Церкви, всегда настаивали на том, что их необходимо хранить в равновесии.

        

    Любое неравновесное предпочтение может нарушить идеальную гармонию богослужения. Например, когда порядок возобладает над свободой, возникнет реальная угроза отчуждения человека от свободного Бога, который не связывает себя человеческими схемами. Известно, что Господь учил о том, что через правду достигается свобода: «уразумѣ́ете и́стину, и и́стина свободи́тъ вы́»[2]. Эта истина познается в первую очередь во время Божественной Литургии, когда «совершается из всего нового самое новое и единственно новое под солнцем (Еккл. 1:10) — в чем открывается беспредельное могущество Божие»[3]. И апостол Павел также говорит, что Христос искупил нас от клятвы закона[4].

    Мы хорошо знаем, что русский народ был посвящен в истину Веры и принял христианство, вдохновленный ощущением присутствия Великого Бога во время совершения Божественной Литургии (см. рассказ Нестора Летописца). Русские были ослеплены красотой и величием православного богослужения в храме Святой Софии Константинопольской. Они заимствовали не только богослужения, но и уставы византийцев.

    Нужно быть осторожными, чтобы не ограничиться на внешних формах церковных установлений, но постичь их сущностный глубокий смысл. Для этого необходимы глубокие знания и богословский ум, который достигается благодатью Божией, после того как человек попросит у Бога «всем сердцем, всей силою, всей душой и крепостию своею» просвещения.

        

    В этом и заключен вызов для нас. Проше всего сохранять внешнее (форму), сложнее всего созерцать и искать сущность (таинства). Часто человек думает, что защищает порядок в богослужении, борясь за неприкосновенность внешней формы, но при этом не понимает его внутренней сути. Это происходит потому, что он никогда не прилагал усилий, чтобы обрести духовное образование, то есть встать на колени пред Богом и смиренно взывать из глубин своего сердца, прося милости Господней. Нет ни одного образца византийской житийной литературы, где бы ни выдвигался подобный идеал. В подобном духе следует назидаться и нам, если хотим, чтобы наше служение Богу было живым.

    Окончание следует...

    [1] ΣΥΜΕΩΝ ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗΣ, Ἑρμηνεία περί τε τοῦ θείου ναοῦ, τῶν ἱερῶν ἀμφίων, καὶ περὶ τῆς θείας μυσταγωγίας, PG,155,680

    [2] Ἰω. 8,32

    [3] ΙΩΑΝΝΟΥ ΔΑΜΑΣΚΗΝΟΥ, Έκδοσις ἀκριβὴς τῆς ὀρθοδόξου πίστεως, Βιβλίον Γ´, κεφ. ΜΕ´, PG 94, 984

    [4] Γαλ. 3,13

    Смотри также:

    Конференция «Любовь выше закона» прошла в Екатеринбурге
    3 октября 2015 года, в конференц-зале Духовно-просветительского центра Екатеринбургской епархии прошла научно-просветительская конференция: «Любовь выше закона»: различия подготовки к Евхаристии жителей мегаполисов, небольших городов и сельской местности». Торжественное закрытие возглавил митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл.

    Старец Паисий Святогорец. Слова. Том V. Страсти и добродетели.

    Старец Паисий Святогорец (1924-1994), известный во всём православном мире греческий афонский монах, подлинный святой нашего времени, авторитетнейший духовный наставник и писатель. Серия «Слова» Старца Паисия начала составляться после его кончины монахинями основанного Старцем монастыря Суроти недалеко от Салоник. При составлении «Слов» Старца Паисия были использованы магнитофонные и стенографические записи бесед с ним, его письма и отрывки из книг написанных им при жизни. Написанные в живой, образной форме вопросов и ответов «Слова» Старца Паисия Святогорца переведены на десятки языков и помогают многим людям найти путь к Богу и получить ответы на волнующие их вопросы. В V томе «Слов» собраны поучения Старца, относящиеся к страстям и добродетелям. Они составлены из ответов Старца на наши вопросы о распозновании и уврачевании страстей, а также о делании добродетелей.