• Балканы, Афон, Константинополь
  • Православные святые как пример для подражания. Часть II. Иринарх Затворник

    Живая преемственность духовного опыта тянется от основания Церкви до настоящего времени.

        

    Живая преемственность духовного опыта тянется от основания Церкви до настоящего времени: «Святые, приходящие из рода в род... сочетаются с предшествующими по времени святыми, озаряются подобно тем... и становятся некоей золотой цепью, в которой каждый из них — отдельное звено, соединяющееся с предыдущими через веру, дела и любовь, так что они составляют в едином Боге единую цепь» ( Сар. 3, 2-4).

    Уже во втором веке от Рождества Христова появились затворники и столпники, а многие христиане следовали разнообразным строгим формам аскетизма1. Вот что говорил о них Евстафий Фессалоникийский (XII в.): «Этой жизни принадлежат те, кто отказался ради Христа от своего разума, но не от своего сознания, а сколько их – неизвестно. Частью же этой жизни являются нагие, непостриженные, босоногие, молчальники, пещерники»2. С дерзновением принявшись за свой подвиг преподобный Иринарх вспоминал «иноков древних и первых времен, как они по дебрям, по островам, и в вертепах жили, не любили тленного мира и не хотели и смотреть на суету его»3.

    В традиции всех Поместных Церквей монашество - это институт, основанный на духовном водительстве. Иринарх Затворник был носителем духовной аскетической традиции Церкви, передаваемой из поколения в поколение. Известно, что преподобный был не единственным монахом Борисоглебской обители, несшим подвиг затвора. «До него в обители подвизался старец Корнилий, о котором пока ничего не известно за исключением записи в монастырском синодике XVII века. Возможно, преподобный Иринарх принял от старца Корнилия и его вериги»4. Из жития Иринарха Затворника мы узнаем, что «игумен, по монастырскому обычаю, отдал его под начало старцу, у которого молодой инок и стал пребывать в послушании и покорении, в посте и молитве».

    Оставил после себя учеников и сам преподобный Иринарх. Из жития святого известны имена двух учеников Александра и Корнилия5, кроме того духовную традицию преподобного продолжили затворник и иконописец преподобный Иоаким Шартомский6, затворник Дионисий, подвизавшийся в Переславле-Залесском, в Никольском монастыре, что на болоте, преподобный Галактион, подвижник Вологодский: «Сии же вси един образ жития имуще, железа тяжкая на себе ношаху и к стене цепями приковани бяху, пищею сухою питахуся, рыбе же и масла, ни скорому, и мягких яств не прикасахуся»7.

    Преподобный Иринарх Затворник Преподобный Иринарх Затворник
        

    Еще в юности преподобный Иринарх «познакомился с одним человеком… любившим читать книги, подружился с ним и стал постоянно беседовать о Божественном Писании» и в годы монашеской жизни он также «находил утешение в чтении Священного Писания».

    Как и в случае с другими святыми мы находим в житии Иринарха Затворника перенесение евангельских истин в человеческую повседневность. Подвиги и чистота жизни преподобного свидетельствуют, что «нет евангельской истины, которая не может претвориться в жизнь человеческую. Все они принесены Христом Богом ради одного: чтобы они стали жизнью нашей, реальностью нашей, собственностью нашей, радостью нашей. А святые, все до единого, и переживают эти божественные истины как стержень своей жизни и сущность своего существа… Каждый из них вместе со святым апостолом громоглашает истину: «уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20)» 8.

    «Нужно прежде самому приблизиться к Богу, а затем других приводить к Нему; нужно прежде самому стать святым, а затем других освящать». Эти слова святителя Григория Богослова – аксиома жизни православного христианина. Собственное совершенствование – непременная предпосылка самой возможности успешного служения (Отечеству, Церкви, людям). Это хорошо видно на примере жизни преподобного Иринарха.

    Как и другие преподобные он не ставил перед собой великих задач: стать апостолом, миссионером, проповедником. Он поставил перед собой «только одну единственную цель – стать монахом: очиститься от страстей и посвятить себя Богу»9. Поэтому его служение и увенчалось богатыми плодами. Слова святого Иринарха были наполнены глубоким смыслом и оказывали влияние на окружающих именно потому, что «были плодом святой жизни и Божественного Просвещения»10.

    Сегодня часто слышать слова «куда нам до святых», «мы люди простые». В противовес этому можно привести преподобного Иринарха, по словам Забелина, вышедшего «искать спасения души из крестьянских клетей, через посадский двор, вообще из простой, рабочей, черной и тяглой среды»11. Его жизнь свидетельствует, что «человеколюбию Господа Христа нет предела. Ибо для того, чтобы нам, людям получить вечную жизнь, в Нем пребывающую, и жить Им, от нас не требуется ни ученость, ни слава, ни богатство, ни что-то иное, чего нет у некоторых из нас, но только то, что каждый из нас может иметь. Что же это? Вера в Господа Христа… “Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин 6:47)”»12.

    «Наука из наук» аскеза была предпосылкой и основой служения преподобного Иринарха. Аскетика созидает совершенного и красивого человека, не случайно слово филокалия можно перевести с греческого не только как добротолюбие, но и как любокрасие.

        

    Подвиги преподобного Иринарха поразительны: он никогда не надевал обуви, вместо рясы носил рубище, жил в тесной келии, спал не более трех часов в сутки на голом полу, строго постился и носил на себе тяжелые железные вериги. Терпению святого «Бога ради темницу и муку терпевшего» дивились даже ангелы.

    «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин 14:12). Живя Христом, святой Иринарх свои подвигом засвидетельствовал евангельскую истину: «все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил. 4:13).

    В случае с преподобным Иринархом мы имеем дело с «жизненным просветительством», воспитанием на собственном примере. Он никогда не теоретизировал и не советовал другим того, чего не исполнил сам. Именно поэтому пример его жизни актуален и в наши дни.

    В первую очередь подвижник жертвовал собой ради других и своим примером призывал к самопожертвованию современников. Чтобы помочь людям, преподобный не жалел времени и усилий:  «Услышал Иринарх, что в Ростове стоит на правеже от заимодавцев один христолюбивый человек, и захотел помочь ему. Босой пошел он в Ростов, а был лютый мороз. Отошедши от монастыря верст семь, Иринарх отморозил у ног пальцы… Три года он проболел… но не оставлял своего правила и трудился для Бога».

    «Всех приходящих учил заповедям Господним, отводя от грехов», - узнаем мы из жития преподобного. Действительно святой Иринарх терпеливо принимал всех кто к нему приходил, несмотря на то, что они отнимали у него драгоценную тишину. Многие получали у него благословение, «приносили ему милостыню; он принимал и с радостью раздавал нищим и странникам». Больные разными болезнями, особенно же одержимые духом нечистым по молитвам старца получали исцеление.

    Святоотеческий патриотизм имеет определенные отличия от той любви к Отечеству, которая сегодня характерна для большинства из нас. Остановимся на них подробнее.

    Приоритет Православию святые отдают всегда и во всём. Их ценностная шкала выстроена по принципу: Христос – ближний – земное Отечество. Покаяние предстает не только как личное перерождение, но и как начало «преображения всей человеческой жизни и человеческого общества вообще»13. Вера – оживление души от застоя, воскресение ее из мертвых: «был мертв и ожил» (Лк 15:24). Это касается как отдельного человека, так и целого народа. Именно вера в духе покаяния, а не кровь главный объединяющий общественный фактор. «При всяком значительном случае он отдавал воеводам свое единое и неодолимое оружие, родной поклонный крестьянский крест, с которым русские полки всегда неизменно достигали полного успеха в низложении смутной вражды»14.

        

    Большое значение для преодоления смуты имела моральная поддержка Иринарха Затворника. К нему приходили благословиться на подвиг и облегчить сердце и душу упованием на Божий Промысел15. «В это трудное время тесная келья затворника становилась для народа той нравственной надежной опорой, которая помогала людям больше, чем оружие»16. «Радуясь благословению старца» полководцы одерживали победы над врагами.

    Святой возвращал народу пошатнувшееся от многочисленных испытаний упование на Бога и давал ему сильное и мужественное самосознание. Старец благословлял на ратный подвиг и предсказывал войскам победу и одоление захватчиков, посылал русским полководцам просфоры и свои кресты, ободряя их дух.

    Святоотеческая любовь к Родине это не «кухонный» и «диванный» патриотизм. Никто не сделал столько для своих народов как православные святые. Деятельной, а не теоретической была и любовь преподобного Иринарха: он «для братии вязал из волоса свитки (одежды) и клобуки», «приготовлял на нищих одеяние», «помогал нуждающимся, защищал слабых и молился за всех Богу».

    «Господь назначил тебе быть наставником и учителем. И от пьянства весь мир отводить...», и действительно эти слова Ивана Блаженного стали руководством к действию для преподобного Иринарха, который восстал своим учительным словом против «хмельнова»17. Наставления преподобного многим помогли принести покаяние и стяжать веру в Бога.

    Каждая мысль и слово святых испытана молитвой и рождена из молитвы, которая рассматривается ими как наиболее действенный способ служения соотечественникам. Ведь подвижники «это радисты Церкви. Если своей молитвой они устанавливают связь с Богом, то Он спешит на помощь и помогает более действенно» (преподобный Паисий Святогорец).

    Преподобный Паисий Святогорец Преподобный Паисий Святогорец
        

    Придя в монастырь преподобный «неуклонно посещая церковь Божию», «не оставлял никакой церковной службы». А когда ему «назначили послушание вне монастыря, то есть лишили церковной̆ молитвы, он ушел в Ростов Великий, в Богоявленский монастырь».

    На Бога преподобный Иринарх возлагает надежду и в случае с земным отечеством. В житии святого читаем: «помолился, чтобы Господь смиловался над Москвой, как древле над Ниневией», «стал усердно молиться, чтобы Господь помиловал Русскую землю», «непрестанно со слезами молил Бога об избавлении от пленения».

    Наряду с молитвой необходимой предпосылкой патриотизма праведного является смирение. Гордый человек не в состоянии задействовать и реализовать дары данные ему Господом. Ведь Бог ему «противится, а не дает благодать», а сердце сокрушенное и смиренное Господь не уничижит. Но если человек начнет очищать себя и реализовывать по мере сил данные ему Богом возможности и дары он может изменить к лучшему судьбу своего Отечества.

    Смиренному человеку невозможно причинить вред, потому что он научился прощать всех. Святой Иринарх с кротостью переносил гонения игумена и смиренно возлагал вину на себя: «Господи, я живу в темнице сей вопреки братии; они праведны и праведные труды Тебе приносят, я же, смрадный, лишен добродетели».

    Смиренный человек отсекает свою волю и предает себя в послушание Господу. Познав волю Божию через слова: «Иди в келию свою и будь затворник, и не исходи, и так спасешься», преподобный̆ Иринарх приковал себя железными цепями в тесной келии. Услышав «Здесь спасешься!» Иринарх несмотря на все сомнения остается в Борисоглебском монастыре.

    Из смирения проистекает надежда не на себя, а на Бога. Святые осознают, что своими силами стать святым человеку абсолютно невозможно.

    «Если бы человеку можно было спастись добрыми делами, внутренним напряжением, тогда Господу Иисусу Христу не было бы необходимости приходить на землю, идти на великие страдания и даже смерть ради нашего спасения»18. Сам Господь говорил: «Самому человеку это невозможно, Богу же возможно все».

    И святой Иринарх, отдав свои сапоги босому страннику, с верой и надеждой притекает к Богу: «Да будет воля Твоя святая со мною, рабом Твоим: дай, Господи, теплоту ногам моим, чтобы я мог помиловать сего странника и дать с себя сапоги на ноги его!».

    Преподобный Иринарх Затворник Преподобный Иринарх Затворник
        

    С Богом не страшно ничего. Из надежды и веры проистекает мужество. «Не убоимся пожжения и посечения от иноверных!», утешает преподобный своих учеников когда Сапега с войском намеревался выжечь Борисоглебский монастырь.

    Всякий̆ раз преподобный̆ Иринарх безбоязненно обличал греховность действий интервентов и убеждал их оставить пределы Российские. Воеводе Микулинскому святой дерзновенно отвечал: «Вашего меча тленного я нисколько не боюсь, и вере своей и Российскому царю не изменю».

    Характерной чертой монашеской традиции является равноприближенность ко всем христианам (вне зависимости от их общественного положения). К святому Иринарху за наставлением обращались представители всех слоев общества. Преподобный «освобождал», «защищал слабых» и «обидимых от притеснения сильных».

    Плодом смирения и Божественного просвещения была сила слова Иринарха Затворника. Он был способен духовно руководить монахами, разрешать проблемы мирских людей, беседовать с иноземцами, военачальниками и князьями. Находить общий язык с царями и нищими. Не случайно Сапега сказал о преподобном: «Я такого батьки нигде не нашел: ни здесь, ни в иных землях».

     Жизнь преподобного Иринарха и других наших святых «это доказательство, и свидетельство того, что мы не от этого мира, но от иного; что человек есть настоящий человек только Богом. Другими словами: наше призвание – исполнить себя Господом Христом, Его божественными животворными силами. Если ты трудишься над этим – ты уже на небе, хотя ходишь по земле; ты уже весь в Боге, хотя твое существо осталось в границах человеческой природы»19.

    Как и другие святые, преподобный Иринарх и сегодня продолжает помогать потомкам молитвенно. Будем помнить слова его завета: « пребудьте в посте и молитве, в трудах, в бдении и слезах, а также в любви между собою без ропота». И уповать на заступничество святого, перед своей блаженной кончиной сказавшего: «Я отхожу от вас телом, а духом с вами буду неразлучно».

    Афанасий Зоитакис

    1 Αθανασίου Μέγα. Βίος καὶ πολιτεία τοῦ οσίου ΑντωνίουΒΕΠΕΣ 33, Σ. 18-19, 35, 236.; Παλλαδίου. ΛαυσαϊκόνΒίος του αββά Ώρ. κεφ. 9. PG 34. στ. 1027 και Περί Σισιννίου. κεφ. 89, στ. 1212.

    2 Ευσταθίου Θεσσαλονίκης. PG, 136, 241.

    3 Здесь и далее Житие цитируется по тексту Четьих-миней св. Дмитрия Ростовского.

    4 Лапшина С. «Сокровище русское, неоскудное и неокрадное». // http://www.pravoslavie.ru/89988.html (обращение – 23.3.2016 г.).

    5 Вахрина В.И. Александр Ростовский // Православная энциклопедия. Т. 1.М, 2000. С. 535.

    6 Романова А. А. Иоаким // Православная энциклопедия. Т. 23. М., 2010. С. 137.

    7 Троицкий патерик. ТСЛ, 1896. С. 129-130.

    8 Преподобный Иустин (Попович), Челийский. Указ. соч.   

    9 Монах Никодим (афонский монастырь Святого Павла): О поклонении Дарам волхвов, церковной жизни, афонских старцах и Паисии Святогорце (http://www.agionoros.ru/docs/955.html) (обращение – 23.3.2016 г.).

    10 Там же.

    11 Иван Забелин "Минин и Пожарский", http://statehistory.ru/1488/Geroy-Smutnogo-vremeni-zatvornik-Irinarkh/ (обращение – 23.3.2016 г.).

    12 Преподобный Иустин (Попович), Челийский. Указ. соч.   

    13 См.: Радович Амфилохий. Основы православного воспитания. Пермь, 2000. С.104.

    14 Иван Забелин "Минин и Пожарский".

    15 Там же.

    16 Там же.

    17 Там же.

    18 Преподобный Иустин (Попович), Челийский. Указ. соч.   

    19 Там же.

    Смотри также:

    Афанасий Зоитакис. Православные святые как пример для подражания
    Отрицание возможности достичь совершенства и снижение планки высоты христианской жизни представляется опасным заблуждением.

    Старец Паисий Святогорец. Письма

    В книге собраны письма известного во всём православном мире греческого афонского монаха, подлинного святого нашего времени, авторитетнейшего духовного наставника и писателя Старца Паисия Святогорца (1924-1994), направленные сестрам монастыря Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Суроти. Эти мудрые наставления – бесценное сокровище духовного опыта, помогающее в спасении души. Особое внимание в письмах Старец Паисий уделяет монашествующим, однако великую пользу найдут для себя в этой книге и благочестивые миряне, поскольку, по словам Старца, Евангельский идеал и заповеди Христовы едины для всех. Эта книга, написаннаянеобыкновенно ярким и образным языком выдержала десятки переизданий на многих языках и стала настоящим бестселлером современной христианской литературы.