• Балканы, Афон, Константинополь
  • Жизнь афонских монахов: взгляд изнутри

    Заведующий архивом и библиотекой русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне монах Ермолай (Чежия) — о том, как живут и молятся русские иноки на Святой Горе.

        

    ВИЗАНТИЙСКОЕ ВРЕМЯ И РАСПОРЯДОК ДНЯ

    «На Афоне действует византийское время. Объяснить его очень трудно, — начинает свой рассказ монах Ермолай. — Когда заходит солнце, стрелки часов ставятся на полночь, но это дает разницу с московским временем летом 7 часов, а зимой — 3 часа. Поэтому трудно сказать, например: „Мы встаем в 3 часа“. В какие 3 часа? Все путаются».

    Видимо, заметив непонимание, монах с улыбкой просит ручку и листок. В блокноте появляется солнце — главное и единственное мерило византийского времени. Монах Ермолай рассказывает, что с заходом солнца все монахи полуострова собираются в своих храмах на часовую службу, после которой расходятся по кельям и спят ровно пять с половиной часов.

    С 6:30 утра по византийскому времени начинается так называемый келейный канон, определенный индивидуально каждому духовником монастыря, который длится в течение полутора часов. Такой духовный труд не обходится без чтения молитв, поклонов.

    «Потом в 8 часов утра по византийскому времени (не путайте, в это время в России час ночи — зимой, летом — 4 часа) начинается служба, которая заканчивается большой литургией, потом все причащаемся, и после этого начинается трапеза», — рассказывает монах.

    Трапеза на Афоне является продолжением богослужения. Один из монахов не прерывает молитвы на это время. Длится трапеза всего 10-15 минут. «Потом мы идем отдыхать где-то на час-полтора, после этого все выходим на послушание», — продолжает он. Исполнение послушаний занимает пять часов: с 14:00 до 19:00.

    После рабочего дня — два часа личного времени, когда монахи могут погулять, ответить на письма родных, почитать, внести записи в дневник или поспать. С 21:00 в течение двух с половиной часов длится богослужение, которое также завершается трапезой. Затем монахи исповедуются и с заходом солнца вновь приступают к богослужению.

    МЕНЮ МОНАХА

    В основном монахи питаются овощами, фруктами, орехами, оливками, медом — тем, что дарит природа в средиземноморском климате. Монастыри закупают муку для приготовления хлеба, молочную продукцию. Монахи не употребляют мяса и лишь изредка едят рыбу. Пять дней в неделю монахи трапезничают дважды в сутки, а по средам и пятницам — в постные дни — по одному разу.

    «Никаких животных мы не разводим, кроме мулашек, которые помогают нам в работе и для перевоза разных грузов в повседневной жизни. Все леса на склонах, и трактор туда заехать не может», — рассказывает монах Ермолай. На осликах перевозят инструменты для обработки земли, урожай и древесину.

    ПОСЛУШАНИЯ МОНАХОВ

    Когда монах попадает в монастырь, к нему присматриваются братия, духовник, настоятель. В зависимости от мирской профессии, навыков и способностей монаху даются послушания. Все послушания раздаются исходя из нужд братии: монахи готовят пищу, выращивают овощи, собирают фрукты и орехи, заготавливают дрова на зиму, изготавливают деревянную мебель, посуду, кресты, четки, делают заготовки для икон, шьют церковное облачение.

    «Все необходимое для богослужений можно купить в наших лавках», — уверяет монах Ермолай. По его словам, 100 лет назад русский монастырь на Афоне славился своей швейной мастерской, которая обшивала весь полуостров. Иметь сейчас облачение из той мастерской считается большой удачей. Его до сих пор носят и реставрируют в Свято-Пантелеимоновом монастыре. Чем меньше монахов проживает в обители, тем больше послушаний каждому из них приходится выполнять.

    До Первой мировой войны в Свято-Пантелеимоновом монастыре проживало более 10 тыс. монахов, сейчас — всего 105. Поэтому каждый из монахов выполняет три и более послушания.

    Швейная мастерская. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря. Швейная мастерская. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря.
        

    ДОХОДЫ БРАТИИ

    Общения между монастырями практически нет — каждая обитель представляет собой полноценный город, где изготавливается все необходимое для жизни. Еще примерно 100 лет назад афонские монахи ничего не покупали и не продавали, а заключали бартерные сделки, обменивая оливки и мед на муку и ткани. Теперь же многое, что производится на Афоне, продается.

    Доход монастыря формируется из выручки от продажи оливок, оливкового масла, меда, церковной утвари, изготовленной монахами, аренды 15 га виноградников, оплаты паломниками диамонитириона — разрешения на посещение святой горы Афон, обязательного для всех гостей.

    «Наш монастырь в 2014 году посетили 47 тыс. паломников, в прошлом году — чуть меньше, хотя до этого число всегда увеличивалось», — рассказывает монах Ермолай. Он уверен, что празднование 1000-летия русского монашества на Афоне и стабилизация в мировой экономике привлекут новых паломников. Нынешний экономический кризис, по словам монаха, на жизни монастыря пока не сказался. «Пока мы живем по инерции. Но если кризис затянется, скажется и на нас», — поясняет отец Ермолай.

    РАСХОДЫ МОНАСТЫРЯ

    Основные средства монахи тратят на покупку недостающих продуктов питания и техники. «Приходится покупать что-то, муку например, но все компенсируется — у нас до пяти тонн оливкового масла в год производится, до полутора тонн меда. На еду мы мизерную часть доходов тратим», — рассказывает монах Ермолай. Помимо этого, необходимо оплачивать телефон, а также услуги интернет-провайдера.

    «Телефоном и интернетом пользуются те, для кого это необходимо для выполнения своего послушания. Например, в библиотеке у меня есть интернет, и я веду переписку с издателями, корректорами, а телефон мне понадобился для этой поездки», — объясняет монах Ермолай.

    СВЯЗЬ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЕЙ

    Раз в день на полуостров прибывает большой паром с паломниками и грузами, он же увозит завершивших паломничество и монастырские товары. Два раза в неделю приезжает почтальон: большинство монахов поддерживают связь с родными, отправляя письма, написанные на бумаге от руки.

        

    «НАСИЛЬНО НИКТО НЕ ДЕРЖИТ»

    Ежегодно Афон посещают десятки тысяч паломников, некоторые из них пополняют ряды монастырской братии. «В монастыре могут жить до тысячи человек. Лет 10 надо, я уверен, и все кельи будут заполнены», — делится монах, вспоминая, что 15 лет назад, когда он поселился на Святой Горе, были заняты только 62 кельи.

    «За 15 лет, что я живу на Афоне, примерно 50 человек поселялись у нас, а потом уходили. Это нормально для любого монастыря, насильно никто никого не держит», — говорит монах Ермолай. Диамонитирион выдается паломникам всего на четыре дня, но по благословению духовника человек может остаться и на больший срок.

    НА КАКОМ ЯЗЫКЕ ГОВОРЯТ В ОБИТЕЛИ

    Жители Афона говорят на самых разных языках, и все хотя бы на бытовом уровне могут изъясняться на греческом. В Свято-Пантелеимоновом монастыре большинство проживающих — русские, поэтому русский язык основной в обители, но есть и молдаване, украинцы, один немец и один грузин — наш собеседник.

    Из-за большого числа паломников кажется, что ни о каком уединении и покое не может идти речь. Отец Ермолай поясняет: «На Афоне почти не говорят, чаще — шепотом. Все погружены в молитву».

    МОНАШЕСКАЯ УСЫПАЛЬНИЦА

    На Святой Горе существует традиция выкапывать из могил останки монахов через три года после их захоронения и переносить в специальную усыпальницу. Черепа хранятся отдельно от костей, на них пишут имя монаха и год смерти. Останки извлекают с целью увидеть, какого цвета кости усопшего.

    На Афоне существует предание: если кости чистые и белого цвета с характерной желтизной, то монах обрел милость у Бога. Если цвет костей скорее желто-восковый, переходящий в светло-коричневый, то душа усопшего ближе к Богу. По словам отца Ермолая, он лично убедился в истинности этого верования. Создавая жизнеописания знаменитых старцев, он решил приложить к ним изображения останков.

    Костница Пантелеимонова монастыря Костница Пантелеимонова монастыря
        

    «К моему большому удивлению и радости, все кости, соответствующие жизнеописаниям, были именно благодатного цвета. Причем такие кости составляют лишь 30% всей монастырской костницы. При виде таких благодатных глав вместо обычного страха и отторжения возникает чувство огромного уважения и благоговения. Хочется смотреть и смотреть на них, как на фактическое проявление истинной святости».

    Синодальный информационно-просветительский отдел УПЦ

    Смотри также:

    Святогорское монашество в жизни Церкви
    С начала 1970-х годов в Афонской Республике наблюдается не только рост населения, но и наличие признаков, свидетельствующих о ее возрождении. Разумеется, своеобразие этого общества не позволяет оценивать его только на основании стандартных статистических показателей, которые применяются по отношению к мирским сообществам. Глубина внутренней жизни человека, и в особенности монаха, находится за рамками социологических исследований. Тем не менее, и статистические данные имеют определенное значение.

    «Немощное мира избрал Бог» (1 Кор. 1: 27)
    «Если это вечер, ангел-хранитель меня будит. Если это день, он сам открывает дверь мне».

    Протодиакон Александр (Плиска). «Афон — это место, куда люди бегут от славы»
    Впервые побывать на Афоне — это как ребенку в сказку попасть. Но самое яркое — общение с людьми, для которых Афон есть дом

    Силуан Афонский: «Христианам легко жить на свете — они души привыкли смирять»
    Как тамбовского крестьянина признали святым в Константинополе

    Путь к Афону
    Есть места на земле, где небо становится близким. Православные христиане их называют святыми. Одна из таких территорий, где присутствие Бога становится таким же близким, как воздух, - Святой Афон. Паломники «со стажем» утверждают: Афон - это не место, это путь. Путь куда и откуда? С этим вопросом в год 1000-летия появления русского монашества на Святом Афоне наш корреспондент поехал паломником в единственную в мире монашескую республику.

    Греческо-русский и русско-греческий деловой словарь

    оставитель этого уникального словаря – кандидат экономических наук, священник Дмитрий Валюженич. Словарь содержит большое количество не указанных в существующих двуязычных словарях широко распространенных слов и выражений, характерных для языка современного экономиста, предпринимателя или менеджера. В качестве интересных приложений в словаре содержатся «Краткий словарь по информатике и компьютерной технике» и эксклюзивный мини-словарик «Экономика в пословицах и поговорках».