• Балканы, Афон, Константинополь
  • Амбиции Константинопольского патриарха не соответствуют его реальному положению

    О том, есть ли перспективы у инициативы Верховной Рады и как воспринимать форум на Крите, от участия в котором отказались четыре поместные Православные церкви, рассказывает профессор Московской духовной академии Алексей Светозарский.

    Верховная Рада приняла в четверг обращение к Константинопольскому патриарху Варфоломею с призывом издать томос относительно автокефалии Украинской православной церкви. Авторы документа призывают патриарха Варфоломея признать недействительным акт 1686 года, согласно которому якобы "в нарушение канонов" Киевская митрополия была присоединена к Московскому патриархату.

    О том, есть ли перспективы у этой инициативы и как воспринимать форум на Крите, от участия в котором отказались четыре поместные Православные церкви (Русская, Грузинская, Болгарская и Антиохийская), в интервью "Интерфакс-Религия" рассказал профессор Московской духовной академии Алексей Светозарский.


    - Алексей Константинович, прокомментируйте, пожалуйста, инициативу депутатов Верховной Рады.

    - Я так понимаю, в обращении Рады речь идет о том, чтобы Украинская православная церковь, которая находится в единении с Русской православной церкви, в евхаристическом общении, но не административном, имеющая самые широкие полномочия, самую широкую самостоятельность, получила автокефалию от патриарха Варфоломея. С точки зрения учения о Церкви, каноники, на которой зиждутся отношения между Церквями и отношения внутри каждой отдельно взятой Церкви, это полный нонсенс, абсурд.

    Константинопольская патриархия не имеет никакого права на раздаривание, предоставление автокефалий, если только не идет речи о части самой Константинопольской церкви, которая самоопределилась на основании канонических правил и ходатайствует о том, чтобы ей предоставили статус автокефальной, то есть полностью самоуправляющейся Церкви.

    Какое отношение имеет Константинополь к этому, совершенно непонятно. И совершенно непонятно, почему депутаты Рады, о конфессиональной принадлежности которых или о том, являются ли они вообще верующими людьми, мы не знаем, решают вопросы церковного устройства. Тем более что Рада - государственный орган, а на Украине постоянно провозглашается, что существует полная свобода вероисповедания, и государство в дела церкви не вмешивается.

    Налицо явное политическое вмешательство и политический проект, который обернется крахом, хотя, возможно, найдутся люди, которые этой идеей увлекутся. Но мы будем надеяться, что Константинопольская патриархия разумно к этому подойдет, несмотря на острую ситуацию со Всеправославным Собором, что ей хватит достаточно здравого смысла, христианской терпимости и стояния на базе канонических правил, чтобы не допустить того, что может обернуться катастрофой для многих православных на Украине.

    Однозначно можно сказать, что этот проект полностью, конечно, политический и заставляет вспомнить о разного рода подобных процессах не только в СССР, но и в Европе в двадцатые-тридцатые годы, когда различные госструктуры, государства активно пытались форматировать выгодные им Церкви. Конечно, он не может быть осуществлен, потому что на Украине найдется немало стойких православных, которые, конечно, останутся в рамках канонической Церкви и сплотятся вокруг своего предстоятеля - Блаженнейшего митрополита Онуфрия, который давно называл подобного рода попытки чисто политическим проектом, не имеющим отношения к церковной жизни.

    - Очевидно, что эта депутатская инициатива озвучена в связи с форумом на Крите. Допустимо ли называть его Всеправославным Собором?

    - Всеправославный Собор не получился. Получилась конференция епископов, пусть и носящих самый высокий сан. Но мы знаем, что предстоятели в православной традиции - первые среди равных.

    Ну и, конечно, все это наталкивается на идею Константинополя, которая родилась достаточно поздно, в XIX веке, о том, что Вселенский (Константинопольский - "ИФ") патриарх в силу своей кафедры, своего титула имеет некое право на определенную часть православного мира.

    У нас здесь разное понимание, и это одна из причин, почему это совещание не могло состояться. Мы видим бытие Православной церкви как братское единение отдельных поместных Православных церквей, которые проблемные вопросы должны решать вместе, а отнюдь не под диктовку какого-то "восточного папы", тем более папы очень маленького, несколько карикатурного, окромя его сана и высокого достоинства. Амбиции не соответствуют реальному положению.

    - Будут ли принятые на критском форуме документы обязательны для исполнения не присутствующими на нем?

    - У нас был такой интересный опыт, когда в 1948 году состоялось совещание глав и представителей Православных церквей в Москве. Оно задумывалось Сталиным как не только Всеправославный Собор, но и включающий дохалкидонские Церкви. В реальности из этого ничего не получилось. Были приняты довольно важные документы, но, поскольку греческие Церкви фактически бойкотировали совещание, они не считали и не считают для себя эти постановления обязательными. То же самое будет и здесь.

    Мне кажется, вообще с самого начала не нужно было называть критский форум Собором. Сама заявленная повестка дня ничтожна, потому что действительно актуальных проблем, накопившихся в православном мире, она просто не включает: какие-то общие слова и, видимо, в перспективе - желание распространить некие амбиции, воспользовавшись общей политической ситуацией в мире.

    - Многие в связи с дискуссией вокруг критского форума указывают на влияние западных элит на Константинопольского патриарха, его тягу к Западу. Как к этому аспекту относиться?

    - Можно сказать о явной ориентированности Константинопольского патриархата на англосаксов, на явное, необъяснимое для православного человека притяжение к Риму. Любой может набрать в интернет-поисковике "патриарх Варфоломей" - он просто из рясы выскакивает, хочет послужить с папой Римским. До последнего момента они читают вместе Евангелие, Символ веры, только что разве не причащаются с папой. Это совершенно необъяснимый момент. Константинопольский патриарх - первый человек, от которого новый папа принял поздравление на площади Святого Петра во время интронизации. Не думаю, что это следует сильно раздувать, но и не учитывать этого тоже нельзя.

    Смотри также:

    Константинопольский патриарх примет участие в интронизации нового папы
    Впервые после схизмы 1054 года Константинопольский патриарх будет присутствовать на интронизации папы Римского, которая состоится 19 марта.

    Эксперт: Константинополь пытается установить диктатуру, отказываясь от срочного совещания
    РПЦ предложила до 10 июня провести совещание в связи с отказом Болгарской православной церкви участвовать во Всеправославном соборе, который должен пройти на острове Крит 19-26 июня 2016 года.

    Богословско-канонический анализ проектов документов Всеправославного Собора 2016 г.
    На недоработки в трёх проектах документов Всеправославного Собора обращают внимание кандидат богословия иерей Алексий Кнутов и кандидат исторических наук П.В. Кузенков.

    Глава пресс-службы Константинопольского Патриархата: «Собор все равно всеправославный и авторитет его решений нисколько не умаляется»
    Agionoros.ru публикует фрагменты интервью о. Иоанна Хрисавгиса, начальника пресс-службы Вселенского Патриархата по вопросам Святого и Великого Собора.

    Архимандрит Епифаний (Феодоропулос). Масонство в свете истины

    В книге современного авторитетнейшего греческого богослова, бесстрашного защитника церковного Предания и борца за чистоту Православия архимандрита Епифания Феодоропулоса (1930-1989), даётся детальный анализ официальных документов греческой масонской организации, изданных масонами Греции в виде сборника «Элладская Церковь и масонство». Анализируя тексты масонских посвящений, обрядов и церемоний, автор убедительно доказывает, что масонство – отнюдь не безобидное общество или филантропическое объединение, но самая настоящая религия. Невозможно быть православным, оставаясь масоном, сама принадлежность к масонству означает отречение от Бога и хулу на Христа – такой вывод автора книги.