• Балканы, Афон, Константинополь
  • Cвятой Иаков Цаликис из монастыря преподобного Давида Эвбейского

    Приснопамятный старец Иаков преподобнически прожил в монастыре святого Давида приблизительно сорок лет, а тридцать два года до того «евангельски» жил в миру. Он работал Господу, от юности и до старости сохранив то же неослабное желание подвига.

    Откликаясь на любезное и братское приглашение авторитетного журнала «Пятый элемент» и побуждаемые призывом уже покойного ныне святого старца Паисия, содержащимся в предисловии к его книге о Хаджи-Георгии, что «всегдашний священный долг потомков – писать о божественных деяниях святых отцов, бывших в их время, и об их ревностных подвигах с целью приблизиться к Богу», с Божией помощью, призывая благословение приснопамятного святого старца Иакова, мы попытались составить по возможности краткий текст, посвященный памяти блаженнопочившего старца.

    Происхождение и семья

    Приснопамятный старец Иаков родился 5 ноября 1920 года от благочестивых и праведной жизни родителей: Ставроса Цаликиса и Феодоры, дочери Георгия и Деспины Креммидасов, в благословенной и обагренной кровью давшей миру множество святых малоазийской земле в макрийском Ливисионе, небольшом городке, из прибрежных городков ионийской земли на той же примерно высоте, что и Кастеллоризо. У родителей старца родилось девять детей, но Господь попустил жить только трем.

    Семья старца была одной из наиболее зажиточных в округе, однако их самым большим богатством было их благочестие и непорочная христианская вера, имевшая глубокие корни. Семья могла похвалиться тем, что в ее генеалогическое древе было семь поколений иеромонахов, один епископ и один святой. Однако скорбные события Малоазийской катастрофы, зверства и преступления дикарей младотурок и кемалистов в отношении тысяч греков Малой Азии и Понта, которые начались уже с 1915 и 1917 гг., и продолжаясь до 1920 года, затронули и семью старца Иакова. Его дедушка и крестный, Георгий Креммидас, поистине человек Божий, его дядя, доктор Хаджидулис, а также многие из домашних были схвачены турками и в продолжение губительного перехода в составе рабочих отрядов в глубины Турции умерли от издевательств диких и кровожадных турецких охранников и солдат недалеко от Нигди. Его отец, Ставрос Цаликис, был захвачен вместе с прочими представителями мужского населения Ливисиона в начале 1922 года. После страшных злоключений, бесконечных болезненных переходов и принудительных работ на рудниках, в каменоломнях и других места, его отвели в район Трапезунда и заставили строить больницу.

    Изгнание

    Отец Иаков, тогда двухлетний ребенок, вместе со своими бабушкой, матерью, братом, четырехлетним Георгием, и сестрой, Анастасией, которой только исполнилось сорок дней, были изгнаны со своей родины, Ливисиона, вместе с прочими женщинами, детьми и стариками, ограбленные до нитки и страшно измученные турками, которые отныне стали для греков лишь головорезами, грабителями и насильниками. «Скорбь, и плач и рыдание многое…». Корабли, перевозившие измученных голодом, жаждой и вшами греческих беженцев бросали якорь в Пирее. «Когда мы сошли в порту Пирея, – рассказывал сам старец, – несмотря на свой младенческий возраст, я помню, как мы впервые в жизни услышали, как некоторые из греков хулили Бога. Тогда моя бабушка заметила: «Куда мы приплыли? Лучше вернуться назад, чтобы нас убили турки, чем слышать такие слова. В Малой Азии мы и не знали о таком грехе». Эти слова, сказанные бабушкой старца Иакова, показывают, насколько жители Малой Азии жили Богом.

    Отец Иаков в своей келлии среди детишек его родственников и духовных чад Отец Иаков в своей келлии среди детишек его родственников и духовных чад
      

    Из Пирея корабль, перевозивший и семью старца, отплыл на Итею, где они сошли на берег вместе с остальными беженцами и далее пешком прибыли в деревню Агиос Георгиос в Амфиссе, где вместе с другими семьями в трудных условиях прожили два года в тесном и длинном амбаре.

    Через два года промысел Божий привел в тот район, где они жили, в поисках работы отца старца, который убежал от турок, несмотря на то, что они стерегли его, как зеницу ока, потому что он был у них за бригадира. Так удивительным образом он снова соединился с семьей.

    Тяга к Богу

    Пятилетним ребенком старец Иаков играл таким образом, что брал черепичку, клал на нее уголек с треножника, на котором готовили пищу, и с пением «алуйя-алуйя» (аллилуйя) кадил свою семью и все семьи беженцев, которые жили в амбаре, отгородившись друг от друга одеялами. Они жили в амбаре, потому что им обещали, что скоро их переселят в другое место, дадут земли и построят дома…

    Маленький Иаков совсем не выходил играть на улицу, он не выносил, когда деревенские детки, а вместе с ними дети беженцев произносили плохие слова, хотя и не понимал их смысла. Он предпочитал каждый вечер вместе с бабушкой и матерью зажигать лампадки и просил бабушку рассказывать ему жития святых и об иеромонахах из их рода.

    На жительство в Северную Эвбею

    В конце 1925 семью старца Иакова вместе с другими беженцами переселили в деревню Фаракла в Северной Эвбее. Сначала они жили в каких-то палатках, а потом через два года переехали в небольшие дома, при этом занимались обработкой земли.

    Домик отца Иакова в деревне Фаракла Домик отца Иакова в деревне Фаракла
        

    Отец старца был отличным мастером, и народ предпочитал пользоваться его услугами, поэтому его часто не было дома. Таким образом определяющую роль в жизни старца Иакова сыграла личность его матери, Феодоры. Будучи украшенной добродетелями веры, благочестия, милосердия, воздержания (поста-целомудрия), трудолюбия и хозяйственности, она с любовью и терпением передавала их нежной душе своего ребенка – Иакова. Она же научила его молиться и полагать многочисленные поклоны. С шести лет, не зная еще грамоты, маленький Иаков знал на память Божественную литургию и один тихонько пел ее почти без ошибок. Он так полюбил поклоны, что даже по воскресеньям, когда засветло приходил в церковь помогать сначала в алтаре, а потом на клиросе, до тех пор, пока не собирался народ, он постоянно клал земные поклоны.

    Так старец Иаков рассказывал: «Как-то раз воскресным утром священник увидел, что я делаю поклоны в алтаре и сказал: «Дитя мое, Иаков, сегодня воскресенье, Господь воскрес, сегодня не полагается класть поклоны». А я ответил ему: «Отче я делаю поклоны, потому что так меня научила мать».

        

    Также говорил старец: «Когда служил деревенский священник, в тот момент, когда певчие пели “Иже херувимы тайно образующе…”, я слышал взмахи крыльев вокруг святого Престола. «Я думал», рассказывал старец, – что у священника нет тела. Он ангел. Я говорил себе, что у него две кости на плечах наподобие вешалки и на них висит ряса».

    Так видела священство детскими глазами его чистая душа. Он видел в священнике земного ангела, служащего вместе с Херувимами и Серафимами. Да таково на самом деле и есть все, что связано с Богом.

    Любовь к церковной жизни

    Любовь маленького Иакова к проскинитариям и сельским часовням побуждала его постоянно посещать и часовню святой Параскевы, находившуюся недалеко от деревни на холме, где в первые годы также функционировала и школа, куда он ходил. Зажигая лампадки и ухаживая за ее храмом, этот восьми-девятилетний ребенок имел благословение неоднократно вживую видеть святую. Следуя совету матери, в одно из явлений он попросил святую «рассказать ему о его судьбе». И святая Параскева отвечала: «Послушай меня, Иаков. Ты увидишь большую славу, много народа будет приходить, чтобы встретиться с тобой, много денег пройдет через твои руки, но у тебя не останется». И все это на самом деле подтвердилось.

        

    Великий дар веры и смирения маленького Иакова, а также молитвы его преподобной матери, были причиной тому, что старец Иаков с детства имел живую и поистине удивительную связь с Божией матерью и святыми. Так, вполне просто, вполне естественно он видел, как его благословляет и исцеляет от серьезной болезни святой Харлампий, маленькая чудотворная серебряная иконка которого из Малой Азии имелась в их доме – передававшаяся по наследству святыня возрастом около шестиста лет. Также просто и естественно позднее он прибегал к благодати Божией Матери и со слезами просил Ее, говорил с ней, как ребенок разговаривает со своей матерью, перед Ее чудотворной иконой, называемой Гостеприимная, которую принесли для поклонения в соседнюю деревню. Он видел как Божия Матерь почти сразу же исцелили его больные ступни, из которых вытекала жидкость, и которыми он, мучаясь, прошел два часа, чтобы приложиться к иконе.

    Святая жизнь маленького Иакова была причиной того, что односельчане, а также жители соседних деревень, куда он ходил либо помогать отцу, либо петь своим мелодичным и величественным голосом на праздниках, уважали его и считали чадом Церкви, чадом Божиим. И он стал их прибежищем. С девятилетнего возраста он был для всех врачом. Сам же старец, шутя, рассказывал позднее: «Я не знал ничего. У меня был молитвослов, и какая молитва мне попадалась в тот момент, ту я и читал, крестил их, кропил святой водой, и они выздоравливали». Итак, с малых лет он служил Богу и, более того, был наделен даром исцелений и прозорливости, поскольку своим чистым сердцем и умом, которые стяжал подвигом и молитвой, он провидел приближение страшных бед из-за Греко-итальянской и Второй мировой войны.

        

    В сельской начальной школе, которую посещал, во всех классах он занимался на отлично. Мальчик производил такое впечатление, в том числе и своим поведением, что маленького Иакова уважал и учитель, которым вместе с инспектором настаивали на том, чтобы родители послали его продолжать обучение в гимназию в Халкиду, чтобы напрасно не пропадал такой ум. Но его отец не разрешил, поскольку боялся, как бы его чадо не попало в разнообразные ловушки, которыми грозило пребывание в обществе.

    Так юный Иаков остался в деревне и работал как на своих полях, так и за плату на чужих. Затем отец взял его с собой помощником на стройку.

    Первые шаги в подвижничестве

    Вход в аскитирий в монастыре преподобного Давида Эвбейского Вход в аскитирий в монастыре преподобного Давида Эвбейского
    Иаков, подросток 13-14 лет, постепенно становился маленьким подвижником. Весь день он проводил на работе за кусок хлеба или, помогая односельчанам, которым всем весьма сострадал и не отказывал в случае, когда у него просили руку помощи, а вечером, приходя домой, молился и клал поклоны. Поклоны, которые он клал ночью, в возрасте 15-16 лет доходили до двух и более тысяч. Да и в отношении поста он весьма себя понуждал. Длительные периоды времени, с воскресенья вечера до субботы, когда ходил на литургию, он ничего не вкушал. Он причащался, вкушал антидор и затем принимал какую-то легкую пищу. В воскресенье он ел как обычно. Но во время немецкой оккупации от подвигов невольно два или три раза его здоровью грозила опасность, потому что случилось ему после недельного полного воздержания встретить один раз голодных детей, а другой раз стариков, которым он отдал свое трех-четырехдневное пропитание, сам оставшись ни с чем.

    Не обходилось, разумеется, и без иронии и насмешек со стороны некоторых односельчан. Но юный Иаков не отвечал и не воздавал тем же. Фраза «спасибо дядя-Йоргос», вошла в притчу в деревне Фаракла и окрестных селениях. Это был ответ юного тогда Иакова на каждый грубое ругательство его односельчанина дяди Йоргоса, который мало того занимал его очередь на поливку полей, так и когда юный Иаков защищал свое место в очереди, ругал его грязными словами. В черные дни 1942 года двадцати двух летним юношей старец Иаков пережил сильную и боль и глубокую печаль из-за кончины своей матери Феодоры, с которой у них была крепкая природная и духовная связь, и которая сподобилась преподобнической кончины, узнав о ней от ангела, известившего ее за три дня до этого.

    Но и после смерти, явившись ему во сне, а также своими поучениями она укрепила и утешила его душу. Он продолжил также подвизаться до двадцати семи лет, когда был призван в армию, с задержкой, конечно, поскольку из-за объявления войны сложились ненормальные условия: оккупация, партизанская война, и его не призывали.

    Служба в армии

    Его призыв, 1947 год, пришелся на время гражданской и братоубийственной войны на нашей родине. Благодаря вере в Бога, молитве и молениям, никогда не расставаясь с чудотворной иконочкой святого Харлампия, уважению и подчинению старшим по званию, трудолюбию и скромности, ему удалось справиться с многочисленными трудностями и испытаниями, с которыми столкнулся на протяжении трехгодичной службы сначала в Волосе, а затем в Пирее. Он никогда «не подстраивался» под неуместные и непристойные желания некоторых из своих сослуживцев и поэтому, по крайней мере, вначале, ему пришлось бороться с их насмешками и издевательствами. Но своей праведной жизнью он научил многих, и в конце все его полюбили, потому что в их трудностях и болезнях он был всегда рядом с ними.

    Отец Иаков в армии с командиром полка и сослуживцами Отец Иаков в армии с командиром полка и сослуживцами
        

    Старец Иаков и в армии продолжал нести свой подвиг. Никогда на протяжении всей службы он не вкушал по средам и пятницам пишу с маслом, а также во время Рождественского и Великого постов. Но это давалось, конечно, с великими жертвами…

    Неописуемым было его удовольствие заходить во все крупные храмы и церквушки, попадавшиеся на пути от Пирея до Афин. Это был почти ежедневный пеший переход, оставивший, естественно, свои следы, которые проявились позднее.

    Молитвы, которые его настойчиво просили почитать в доме члена апелляционного суда в Афинах, и молитвы, которыми он молился на службе, избавили эту семью от беса, которого супруга страждущего видела выходящего из их дома в виде страшного черного пса со словами: «Меня прогнал тот костлявый». Подобные благодеяние были оказаны и другим.

    Демобилизовавшись в возрасте тридцати слишком лет и, по заповеди матери, выдав замуж свою сестру, «евангельски» пожив в мире, он избрал монашескую жизнь, которую желал всей душой с малых лет.

    Первоначальным желанием отца Иакова было поехать в Святую Землю и там, как подвижник, жить в пустыне. Однако он посчитал, что хорошо бы до отъезда в Святую Землю, посетить монастырь преподобного Давида, чтобы попросить помощи и предстательства у преподобного.

    Монастырь преподобного Давида Эвбейского Монастырь преподобного Давида Эвбейского
        

    Но когда ему по приходе туда вживую явился сам преподобный Давид, встречавший его, и небесное воинство подвижников, которые предстали ему в видении, вместо бывшего на самом деле старого и разрушенного монастыря, он пообещал святому, что останется в обители, что и сделал. В то время в монастыре жило три старчика, которые следовали идиоритмическому строю. Игуменом был приснопамятный архимандрит Никодим Фомас, праведной жизни человек, нравственный и весьма милостивый, с великой ревностью трудившийся над восстановлением обители.

    Монастырь преподобного Давида Эвбейского. Внутренний двор Монастырь преподобного Давида Эвбейского. Внутренний двор
      

    Монашеская жизнь старца Иакова

    Начав монашескую жизнь, отец Иаков положил себе за нерушимый принцип послушание, и ничего не делал без благословения игумена, для чего зачастую нужно было проделать утомительный путь в четыре-пять часов, поскольку его старец по причине исполнения обязанностей также и приходского священника часто находился в поселке Лимни.

        

    Это безропотное послушание отца Иакова и его пламенная ревность, с которой он трудился в обители, как духовно, так и телесно, вызвали зависть ненавистника добра диавола, который восстановил против него прежних отцов, следовавших идиоритмии. Скорби, горечь и многие испытания попустил ему Бог по причине поведения этих отцов. Но он не сдался и продолжил свой подвиг.

    Испытания и искушения

    С другой стороны, ему пришлось столкнуться с таким испытанием, как невероятная нищета обители того времени, а также разрушенная и холодная келья с поврежденными ставнями, когда в суровые зимы в щели между ними ветром надувало снег, а также дырявые полы. Помимо этого, полное отсутствие необходимых удобств и даже зимней одежды и обуви приводило к тому, что из-за дождей, холодов и обильных снегопадов он дрожал всем телом и часто заболевал. Все эти страдания удручали его тело, но ни одно из них душу, и ни одно из них не затронуло его духа.

    Да и сатана не прекращал воевать на него со всем своим искусством и, пользуясь всеми своими ухищрениями. Он не довольствовался духовной, невидимой бранью, направленной на то, чтобы сокрушить послушание, молитву, кротость и смирение старца, но воевал и чувственным образом. Как-то раз восемнадцать бесов в разных обличьях: людей, обезьян и пр., бросились на него в тот момент, когда он работал, так что от их ударов и мучений он остался еле жив, когда смог наконец освободить руку и перекреститься. То же самое случилось и в другой раз, но уже с участием меньшего числа бесов.

    Внутри аскитирия монастыря преподобного Давида Эвбейского. Стоять в полный рост невозможно Внутри аскитирия монастыря преподобного Давида Эвбейского. Стоять в полный рост невозможно
      

    В другой раз, пытаясь устрашить его, бесы явились в виде бесчисленных полчищ скорпионов в пещере пустыньки преподобного Давида, куда старец, подражая преподобному Давиду, часто ходил ночью помолиться, а помогала ему в ночном переходе яркая звезда, освещавшая ему путь. Это был ни кто иной, как ангел Господень, посланный ради этого служения, как ответ Бога на соответствующую просьбу, выраженную в молитве.

    Отец Иаков не устрашился. Едва поняв, что это бесовское действие, он положил предел скорпионам тем, что нарисовал круг, за который связанные его повелением они не смогли переступить. Это был знак того, что Бог даровал своему верному рабу власть использовать Его божественную силу и энергии.

    Всем этим испытаниям и искушениям, да и многим другим отец Иаков противопоставлял веру в Бога и свою божественную любовь к преподобному Давиду, поистине Иово терпение и несгибаемую выдержку и кротость, абсолютное послушание и смирение, непрестанную молитву и бесконечную любовь ко всем.

    Старец полностью воплотил в своей жизни слова Священного Писания: «Царство Божие силою берется, и употребляющие усилие восхищают его». Насилие, которому он себя подвергал во всем, был главной его чертой. С большим трудом он оказывал себе снисхождение. Да и прямота его была чем-то уникальным, он был человек слова: «да, да» и «нет,нет». И пост его также превышал человеческие силы.

    Священство

    Бог сподобил отца Иакова великого дара священства. Так сам приснопамятный старец говорил: «Я в своей жизни никогда не искал ни чинов, ни званий, даже представить себе не мог, что сподоблюсь такой чести. Я согласился на это лишь из-за послушания к своему старцу и уважения к тому святому епископу Халкидскому приснопамятному Григорию».

    Отец Иаков совершает таинство венчания в деревне Каламуви в 1972 году Отец Иаков совершает таинство венчания в деревне Каламуви в 1972 году
      

    Его диаконская хиротония совершилась 18 декабря 1952 года в небольшой церкви святой Варвары в Халкиде, а священническая – на следующий день 19 декабря в домовой церкви епископии. После рукоположения митрополит изрек отцу Иакову пророческое слово: «И ты, дитя мое, станешь святым, продолжай трудиться силой Божией, и Церковь прославит тебя во святых».

        

    Слева направо: отец Кирилл, нынешний игумен монастыря прп. Давида Эвбейского; отец Христодул, игумен монастыря Кутлумуш; митрополит Халкидский Николаос Селендис; отец Яков Цаликис; отец Серафим, привратник монастыря прп. Давида Эвбейского

    Духовные явления

    Во время совершения в храме Божественной литургии отец Иаков пережил множество духовных явлений. Он становился земным ангелом, сослужившим, как сам он говорил об этом некоторым лицам, с херувимами, серафимами и святыми. Во время святой проскомидии он видел и лично осязал самую пречистую Кровь Господню в тот момент, когда собирался покрывать Честные Дары. В другой раз, там же он видел ангелов Господних, которые брали частицы поминавшихся, относили их и полагали их в виде молитв на престол Владыки Христа. Однажды он видел «неким духовным образом», как сам о том говорил, усопших, являвшихся ему каким-то образом с раскрытой ладонью и просивших вынуть за них частицу об упокоении их душ. Выполнив их просьбу, он видел, как они отходили в свое место упокоенные. Некогда над головой благочестивого священника, который посетил монастырь и совершал литургию, он видел некую светоносную звезду в тот час, когда тот полагал звездицу на Агнца во время покрытия Честных Даров. Подобных духовных явлений было много, и все они были великими дарами Бога избранному своему рабу Иакову.

    Он был выдающимся духовником. Никто не уходил из-под его епитрахили неуспокоенным и недовольным. Имея великую любовь, он жертвовал собою ради всех, и, хотя последние годы сам страдал от множества болезней, никому не сказал, что «не могу с тобой встретиться и выслушать твою проблему». «Народ, – говорил он братии, – ни еды ищет и ни питья, но нашей любви. Если мы сможем это сделать, то тогда мы будем успешны на нашем монашеском поприще».

    С 1975 года, когда в результате богопросвещенного решения Преосвященного митрополита Халкидского Хризостома он стал игуменом, и «светильник был поставлен на свещницу», по необходимости открылись его многочисленные дарования, которые он до этого тщательно старался скрывать. Слава о монастыре по причине чудес преподообного Давида, его святого игумена отца Иакова, самоотверженных трудов и Авраамова гостеприимства постепенно распространилась повсюду, и множество верующих из Греции и из-за рубежа приезжали в монастырь, который таким образом стал, как писалось «ульем духовной жизни и маяком Православия, всегреческой святыней и всеправославным местом притяжения нашего века».

    Отец Иаков молится коленопреклоненно во время Божественной Литургии Отец Иаков молится коленопреклоненно во время Божественной Литургии
        

    Начиная с возраста пятидесяти пяти лет и далее попущением Божиим помимо прочих испытаний, отец Иаков претерпел и множество серьезных болезней. Так приснопамятный старец говорил: «получил Денница разрешение поражать мое тело». Это открыл и бес через одну из одержимых, поведав и о болезнях, от которых страдал старец, и о которых знал только он один. И старец продолжал говорить: «Меня ни один человек не видел обнаженным, кроме моей матери, когда я был ребенком, но попущением Божиим меня осматривали врачи и медбратья, и неоднократно оперировали меня. Я сделался зрелищем для ангелов и человеков».

    Нередко, конечно, было так, что по его молитвам приходили святые, как то преподобный Давид, святой Иоанн Русский, святые Бессребренники, святая Параскева и помогали ему в болезнях, даруя здравие и исцеление.

    Игумен Иаков (Цаликис) (в центре с посохом и крестом) с братией монастыря преподобного Давида Эвбейского Игумен Иаков (Цаликис) (в центре с посохом и крестом) с братией монастыря преподобного Давида Эвбейского
      

    Последнее испытание, которому подверглось его здоровье и приведшее в конце концов старца в иную жизнь, была болезнь сердца, вызванная пережитым им искушением.

    Духовные дарования старца

    Отец Иаков с епитрахилью, посохом и кадилом преподобного Давида Эвбейского, 1976 Отец Иаков с епитрахилью, посохом и кадилом преподобного Давида Эвбейского, 1976
    Приснопамятный старец Иаков преподобнически прожил в монастыре святого Давида приблизительно сорок лет, а тридцать два года до того «евангельски» жил в миру. Он работал Господу, от юности и до старости сохранив то же неослабное желание подвига. Он подражал преподобному Давиду и шел по его следам. Его аскетические подвиги не уступали подвигам многих древних преподобных, о которых говорится в Отечниках, а духовные и чувственные нападения сатаны на него, разнообразные искушения, испытания и злострадания, были такими же, с которыми сталкивались многие богоносные отцы.

    Но по мере возрастания его испытаний, болезней и страданий Бог давал ему редкие духовные дарования, такие, как прозорливость и предсказание будущего, рассуждения и утешения, и тем больше было божественных видений и знамений, которые совершались по его молитве, и тем больше был исходивший от него свет.

    Встретиться с ним в обитель приходили сотни простых людей из народа, равно, как и Патриархи, архиереи, священнослужители всех степеней и монахи, начальники и высшие судебные работники, профессора университетов и ученые. У всех уходивших из монастыря после встречи со старцем Иаковом было ощущение, что они уходили как бы из Рая.

    Каждый находил для себя у старца помощь в нужде. Страждущие обретали в его словах утешения успокоение и облегчение, бесноватые по его молитвам освобождались от бесов и исцелялись, больные обретали исцеление и здравие, благодаря его дерзновенной молитве, измученные различными житейскими проблемами по благословению его находили успокоение и обретали душевное равновесие, силы и разрешение своих проблем. Неимущие обретали избавление от скорбной бедности и освобождение от тяжелых долгов, благодаря подаваемой им постоянно и безропотно милостыни. Многие бездетные пары по его молитве и благословению рожали хорошеньких деток. Но и для тех, кто имел соответствующие очи видеть, одно лишь присутствие старца, его вид – были благословением Божиим, явлением божественных действий, явлением Бога на земле.

    В келлии отца Иакова В келлии отца Иакова
        

    Вот, что пишет в своем письме от 14.2.1994 в монастырь преподобного Давида Вселенский Патриарх Варфоломей: «К приснопамятному старцу, его светлому образу, можно отнести слова, написанные святителем Иоанном Златоустом в отношении святителя Мелетия Антиохийского: “Он не только учением, не только словом, но и одним лишь видом был способен вложить всякое добродетельное учение в душу видящих его ”».

    Преподобническая кончина

    Достойной его дивной жизни была и преподобническая кончина старца, которую он предвидел, а потому попросил афонского иеродиакона, которого исповедовал в тот последний день своей земной жизни, утром 21 ноября 1991 года, задержаться в обители до вечера, чтобы «облачить» его.

        

    И действительно в 16:17 как птичка он предал свой дух. Приснопамятный старец оставил этот тленный мир боли и перешел в вечный покой к Богу.

    Останки его излучали свет, были мягкими и теплыми, и гул тысяч человеческих голосов «святой, святой…ты святой» являл собой единогласное свидетельство совести верующих о приноспамятном уже старце Иакове.

        

    Но святой старец и после своей преподобнической кончины продолжает по свидетельству сотен верующих благотворить им благодаря своему дерзновению у Бога. В обители преподобного Давида имеется, по меньшей мере, триста свидетельств верующих, которым помог старец Иаков. Эти свидетельства, которые содержатся в письмах самих облагодетельствованных либо записаны с их слов, имеют отношение к исцелениям, благотворным вмешательствам и посмертным явлениям старца.

    В келлии отца Иакова В келлии отца Иакова
        

    Предстательство отца Иакова пред Богом. Современные свидетельства

    1. Священник Иоанн Вернезос, клирик храма святого Иоанна Русского в селение Прокопион Эвбеи, сообщил следующее: у меня была опухоль на правой руке. Помимо тех опасностей, которые за этим скрывались, это было неэстетично. Потому, когда верующие целовали мне руку, я скрывал ее под рясой. В день погребения старца Иакова (22.11.1991) я попросил его помочь мне. Лобызая его священные останки, я положил на них руку. С той минуты опухоль стала рассасываться, пока не исчезла совсем. Велика благодать преподобного старца. Благословение его да пребудет с нами!».

    2. Андромахи Пасхали, жительница Лимни Эвбеи, в своем письме в монастырь пишет следующее:

    «18 ноября 1993 года на кончике языка у меня появился маленький роговой узелок. Через несколько дней он увеличился и стал свисать с языка, мешая мне говорить, есть и пить воду. Прошло два месяца с тех пор, как я его впервые обнаружила, узелок был все еще на месте, а душевное мое состояние было отвратительное. Будучи в состоянии сильного душевного напряжения и думая о том, чтобы в понедельник поехать в Афины к врачу, я начала высказывать свою проблему дедушке Иакову, смотря на его маленькую фотографию, которая находилась напротив меня на столе. Я попросила его помочь мне, чтобы не начинать бесчисленные осмотры у врачей, которые требуются в таких случаях, и приблизительно в два часа пополуночи поднялась спать в свою комнату. Утром я встала, и когда пила кофе, обнаружила, что мне на языке больше ничего не мешает. Сгорая от нетерпения, я подошла к зеркалу и увидела, что узелок исчез без следа.

    Вот так просто я попросила святого Иакова помочь мне, и вот так просто он мне помог».

        

    3. Преосвященный митрополит Морфосский Неофит в одно из своих посещений монастыря, тогда еще архимандрит, рассказа среди прочих чудес, совершенных старцем Иаковом на Кипре в отношении наших кипрских братий, которых так любил, о следующем удивительном событии:

    Я привез на Кипр масло из лампадки над могилой старца. В 1993 мне позвонил клирик храма святого Иоанна Богослова в Ларнаке отец Панайотис Зарос и сказал: «Отец Неофит, я плохо себя чувствую. У меня застарелая болезнь, но я об этом не говорю».

    У меня трещины в кишке и сильное кровотечение. А в эти дни я испытываю сильнейшую боль, и обильно идет кровь. Прошу тебя, помолись святому Георгию, в монастыре которого ты живешь, и отцу Иакову, чтобы мне дали терпения, потому что, когда мне больно, я очень страдаю и кричу так, что сбегаются дети с матушкой».

    Я очень опечалился и сказал ему, что отслужу молебен и дам ему маслица из лампадки отца Иакова, чтобы он помазался крестообразно. Сказав это, я повесил трубку. Через десять минут отец Панайотис сам приехал в монастырь и сказал мне: «Я сам приехал за маслицем старца, потому что очень верю этому человеку, что Господь дал ему многие дарования, и он мне поможет». Я дал ему масло, он помазал крестообразно лоб и ушел.

    Вечером он позвонил мне снова и с радостью и со слезами поведал о том, что кровотечение остановилось. С той поры он совершенно исцелился. Отец Панайотис страдал от этой болезни с подросткового возраста, а сейчас ему примерно сорок лет. Когда он выздоровел, то пообещал, что будет служить Божественную литургию и панихиду по старцу Иакову каждый год в день своего исцеления. Однако по прошествии года отец Панайотис забыл о своем обещании. Он вспомнил о нем в тот день, когда у него выступило немного крови. Он исполнил свой обет, и поток крови иссяк. С тех пор каждый год он совершает Божественную литургию и поминает старца наряду с прочими святыми.

        

    4. Йоргос Иоаннидис, врач-терапевт из Волоса (тогда личный врач тогдашнего митрополита Димитриадского, а ныне Архиепископа Афинского Христодула) рассказал среди прочего и следующее:

    «Уезжая из монастыря преподобного Давида, куда приехал в паломническую поездку с семьей в сентябре 1997 года, и, находясь у выхода, я ощутил сильное желание снова поклониться могиле старца Иакова. У меня было такое ощущение, какое бывает у того, кто оставил нечто драгоценное и хочет вернуться, чтобы забрать его. И в самом деле, я вернулся вместе со своим сыном и в метре от могилы старца вижу, лежат на земле четки. Я беру их в руки, поднимаю и держу их напоказ, чтобы, если кто-то из паломников потерял их, смог бы увидеть их и забрать. Как раз в тот момент я слышу позади себя голос, который говорит мне: «Чего ты ищешь? Это для тебя четки». Я оборачиваюсь и на расстоянии одного метра вижу живого старца Иакова, который мне улыбается. Я ясно видел его. Я видел его влажные глаза, прожилки на лице и бороду, точно такую, какая была у него. Я ощутил что-то невероятное и был потрясен. Это живое явление мне старца Иакова сыграло определяющую роль и утвердила во мне уверенность в божественном присутствии».

    5. В те дни, когда писался этот текст, а именно: 10 октября 2001 года, в обитель пришел г-н Яннулис, моряк с Андроса, и со слезами на глазах, будучи не в силах толком говорить от волнения и слез, рассказал следующее:

    «Как то уже давно я был в плавании и находился в Индии. В один из дней у меня возникла серьезная проблема с сердцем. В больнице, куда меня отвезли, врачи сказали моим сослуживцам, что я умираю. Я же, несмотря на то, что находился в коматозном состоянии, ощутил помощь некой невидимой божественной силы. Позднее открыв глаза в какой-то момент, первое, что я увидел, был старец Иаков, книгу о котором я столько раз читал. Он сказал мне: «Не бойся, господин Яннулис, я помогу тебе, ты полностью выздоровеешь и вернешься на родину». С того часа я действительно полностью выздоровел».

    Из существующих устных и письменных свидетельств можно заключить, что старец Иаков обрел великое дерзновение у Бога, и потому мы молимся, да предстательствует он о всех нас. Аминь.

    Источник: αρχιμ. Κυρίλλου ηγουμένου της Ιεράς Μονής Οσίου Δαυΐδ του Γέροντος και των πατέρων αυτής, π. Ιάκωβος Τσαλίκης ένας σύγχρονος άγιος Γέροντας, μέρος β΄, с. 127-132, Περιοδικό Πεμπτουσία, τεύχος 8, Απρίλιος – Ιούλιος 2002

    Pemptousia.ru

    Смотри также:

    Прославлен в лике святых старец Иаков Цаликис
    27 ноября 2017 года Священный Синод Константинопольского патриархата под председательством Вселенского Патриарха Варфоломея причислил к лику святых одного из самых известных и почитаемых старцев последнего времени отца Иакова Цаликиса (1920-1991) из монастыря святого Давида Эвбейского.

    Василики Ралли. Лесбосские мученики

    Эта необычная книга написана простой греческой женщиной – непосредственным участником удивительных событий, происходивших во второй половине двадцатого века на Карейской горе острова Лесбос: сны, видения и сверхъестественные явления отняли покой местных жителей и насторожили священноначалие, ибо Бог избрал необычный способ, чтобы явить миру Своих неизвестных святых – Святых новомучеников Рафаила, Николая и Ирину, пользующихся необыкновенным почитанием верующих во всём православном греческом мире.